Добро пожаловать!

В Твери 21 ноября, вторник 15:08
Погода

Патриарх в разрушенной Москве

08.11.2017 | 14:03

К 100-­летию восстановления патриаршества в России

https://vedtver.ru/issue/92691

Разговоры о восстановлении патриаршества в России начались задолго до революции 1917 года. Работа по подготовке Поместного собора Русской церкви 1917–1918 годов длилась свыше 10 лет. Еще в феврале 1905 года в связи с начавшейся демократизацией русской жизни и оживлением свободной дискуссии в обществе заговорили о необходимости реформы церковного управления.

В течение 1906 года при Синоде с Высочайшего разрешения работало Предсоборное присутствие. Им была выработана рекомендация будущему Поместному собору – высшему органу управления церковью – восстановить упраздненное императором Петром I патриаршество. Подготовительные к созыву собора работы были продолжены и в другом специально учрежденном церковном органе – Предсоборном совещании, работавшем с 28 февраля 1912 года по 3 апреля 1913 года. Оно также рассматривало патриаршество как основу церковного устройства.

Однако император Николай II постоянно откладывал созыв Поместного собора. Трепетно относившийся к церковным вопросам государь никого не хотел допускать в эту сферу – на равных с собой правах. И Поместный собор бесконечно откладывался.

Все препятствия к созыву собора были устранены с Февральской революцией. Хлынувшая в Россию демократия очень быстро проникла и в церковь, перетряхнув жизнь в ней за считанные недели сверху донизу. 29 апреля 1917 года Синод принял решение о формировании Предсоборного совета, задачей которого являлась подготовка вопросов, подлежащих рассмотрению на «Церковном Учредительном собрании». Совет начал свою работу 12 июня того же года. 5 июля по его докладу Синодом было вынесено определение о созыве 15 августа 1917 года в Москве Поместного собора.

Выборы делегатов на собор были ступенчатые. Сохранились многочисленные протоколы Тверской епархии, отсылавшиеся в Тверской Епархиальный совет и отражающие выборный процесс на благочиннических и отчасти приходских уровнях. Они показывают, что хотя кое-­где по отдаленным уголкам кандидаты по старинке назначались волей причта, имевшего в приходах авторитет, в массе своей выборы были чрезвычайно демократичными. Как и в светских собраниях, с помощью открытого баллотирования определялись кандидаты и далее «шарами» все имевшие право голоса выборщики отдавали предпочтение тем или иным. Фактически же это означало полное оттеснение монашества, голоса которого «растворились» среди тысяч выборщиков от приходов.

Епархиальные собрания проходили 8 августа 1917 года в присутствии всех местных архиереев. В Твери собрание состоялось под председательством викарного епископа Арсения (Смоленца), потому что правящий тогда архиепископ Серафим (Чичагов), будущий священномученик, был решением епархиального съезда отстранен от управления епархией и формально находился в отпуске. От собрания на Поместный собор надлежало выдвинуть пятерых: двух клириков (один из которых обязательно в сане священника, а другой – в любом, хоть в сане епископа, хоть псаломщика) и трех мирян. Собрание проходило в зале Епархиального женского училища в Твери. На нем были избраны демократическим путем тайного голосования от клира: протоиерей Иоанн Васильевич Знаменский и популярный ректор семинарии архимандрит Вениамин (Федченков); от мирян: Д.И. Волков (служащий консистории), В.Г. Дьяченко (преподаватель Тверской духовной семинарии) и крестьянин В.Е. Рубцов. Фактически в работе собора участие принял только архимандрит Вениамин, участие остальных тверских депутатов было эпизодическим.

Открытие собора состоялось в Успенском соборе Московского Кремля 15 августа. На почетных местах среди молящихся присутствовали члены Временного правительства: премьер-­министр Александр Керенский, министр внутренних дел Николай Авксентьев и министр исповеданий Антон Карташев.

18 августа председателем собора был избран митрополит Московский Тихон (Беллавин) – как архипастырь того города, в котором собор собрался. Нужно отметить, что в условиях крайней демократизации тогдашней церковной жизни даже посты епархиальных преосвященных были выборными, во всяком случае, все назначенные до революции архиереи должны были подтвердить свой авторитет на епархиальных съездах. Что касается владыки Тихона, то его известность в церковном народе была такова, что его кандидатура была выдвинута снизу на московскую кафедру, хотя в тот момент он был епископом Виленским.

Вплоть до октября 1917 года решение о восстановлении патриаршества было на соборе далеко не так очевидно. Было, конечно, много сторонников.  Но и возражения оппонентов были аргументированные. У Русской церкви, веками противостоявшей католицизму, была стойкая аллергия на «цезарепапизм» (единовластие папы римского во всех вопросах церковной жизни). Сама возможность «русского папы» была многим глубоко отвратительна.

Тон дискуссии резко изменился после известий из Петрограда: в ночь с 25 на 26 октября Временное правительство было свергнуто, и 26­го же числа было сформировано новое – Совет народных комиссаров. К власти пришли большевики. На улицах Москвы 28 октября начались бои, верные присяге юнкера попытались сопротивляться захвату власти большевиками в Москве. В тот же день, 28­го числа, по поступившему от более чем 60 соборян предложению дискуссии о восстановлении патриаршества было решено прекратить (хотя оставалось еще 90 записанных ораторов). Общим голосованием были приняты «Общие положения о высшем управлении Православной Российской Церкви». Они утвердили восстановление патриаршества.

На следующем заседании, 31 октября, процедура выборов претендентов на патриаршество была продолжена. После четырех туров голосования собор избрал трех кандидатов на патриарший престол. Первым оказался архиепископ Антоний (Храповицкий) – 101 голос. За ним следовали архиепископ Арсений (Стадницкий) – 27 и, наконец, митрополит Тихон (Беллавин) – всего лишь 23 голоса. 4 (17) ноября было назначено избрание Патриарха на следующий день. Местом был определен храм Христа Спасителя. Успенский собор в то время был недоступен, поскольку Кремль был занят большевистскими отрядами, подавившими восстание юнкеров. Израненными, в пробоинах от тяжелых снарядов, стояли кремлевские соборы и башни, вызывая у русских православных людей чувство ужаса от оскверненной святыни.

5 (18) ноября в храме Христа Спасителя состоялось торжественное богослужение. Во время него были изготовлены три бумажных жребия, которые были вложены в ковчежец. После того как он был особым образом опечатан, его вынесли на амвон. Невероятная служба собрала огромное количество зрителей, гигантский храм был переполнен.

Во время этой службы все три кандидата на патриаршество отсутствовали, ожидая извещений об избрании одного из них. Ради этого исключительного случая удалось получить разрешение на перенос в храм Христа Спасителя одной из главных святынь Русской церкви – Владимирской иконы Божией Матери из Успенского собора Московского Кремля. Святыня была помещена рядом с ковчежцем. По окончании литургии был совершен особый молебен.

Как вспоминал позднее митрополит Евлогий (Георгиевский): «Перед началом обедни на аналой перед иконой Владимирской Божией Матери был поставлен ларец с тремя записками, на которых были начертаны имена кандидатов. Храм, вмещавший до 12000 молящихся, был переполнен. Все с трепетом ждали, кого Господь назовет… По окончании молебна митрополит Киевский Владимир подошел к аналою, разорвал шнур, которым ларец был перевязан, и снял печати. Из алтаря вышел глубокий старец иеросхимонах Алексий – затворник Зосимовой пустыни, ради церковного послушания участвовавший в соборе. Он трижды перекрестился и не глядя вынул из ларца записку. Митрополит Владимир внятно прочел: «Тихон, митрополит Московский».

Словно электрическая искра пробежала по молящимся… Раздался возглас митрополита: «Аксиос!», который потонул в единодушном «Аксиос! Аксиос!» духовенства и народа. Ликование охватило всех. У многих на глазах были слезы. Чувствовалось, что избрание Патриарха для всех радость обретения в дни русской смуты заступника, предстателя и молитвенника за русский народ».

Нет никаких оснований сомневаться в правдивости этих слов. Газеты, не подконтрольные большевикам, еще выходившие в те дни, были полны восторженных описаний встреч Патриарха, проходивших всегда при многотысячных скоплениях народа. Провинция жадно ловила эти слухи, для многих это известие было желанной и долгожданной радостью в море скорбей и бедствий России.

В Твери о Патриархе Тихоне знали тогда еще мало – он никогда не служил на Тверской кафедре (Торопец входил тогда в Псковскую епархию). Но весть об избрании его быстро достигла и нашей губернии. В епархиальном журнале мы видим статью Владимира Можжухина под названием «Духовная радость». Некоторые места из нее кажутся прямо пророческими:

«…Да как же не радоваться, получивши общего великого отца духовного!.. Да будет же Великий Господин наш Святейший Тихон, Патриарх Московский и всея России, нашим благодатным вождем и молитвенником духовным! Да поможет ему Господь Бог Своей всесильной благодатию «право правити слово истины»! Да укрепит силы его в предстоящих великих подвигах славного патриаршего служения! Да подаст ему мудрость Соломонову, кротость Давидову, ревность Илиину, правоверие апостольское!… В настоящее время великих и тяжких волнений и страданий нашей России, когда поднялся над нею страшный ураган грозной анархии и нависла ужасная туча беспримерных бедствий, молитвы и мудрое водительство Богоизбранного Первосвятителя Русской земли Святейшего Тихона да объединят в горячей вере и подвиге самоотвержения и любви к родине весь православный русский народ и да послужат спасению нашего отечества и водворению в нем мира и спокойствия!»

В такой атмосфере началось патриаршее служение святейшего Патриарха Тихона, служение, ставшее для него, без преувеличения, крестным путем.

Павел ИВАНОВ

Читайте последние новости Твери в соц. сетях:

Павел ИВАНОВ



Комментарии:

Оставить комментарий

Чтобы оставлять комментарии, зарегистрируйтесь или войдите под своей учетной записью.

Читайте также:



- Свежий номер -

- Видео -



- Акция -