Войти Зарегистрироваться
Карта сайта

Добро пожаловать!

В Твери 25 мая, четверг 10:05
Погода

Жизнь на канате

17.10.2014 | 12:58

Для чего любители острых ощущений прыгают с мостов и вышек?

https://vedtver.ru/news/42175

Проезжая в Калининском районе мимо железнодорожного моста ветки Тверь – Васильевский Мох, часто можно увидеть людей, сигающих с моста на веревках. Занятие это очень опасное и – обратите внимание! – не имеет правового регулирования.

Сам мост неохраняемый, поезда по нему почти не ходят, а есть люди, которые постоянно находятся в поиске каких­то острых ощущений. То, что происходит на этом мосту, называется роуп­джампинг (ropejumping). Не стоит удивляться, что название английское, – распространение это направление экстрим­активности получило во всем мире. И в России. И в Твери.

Роуп­джампинг – это не прыжок с резинкой. Последний в среде экстремалов считается штукой  еще более опасной. В роуп­джампинге все­таки используется система страхующих веревок. А организаторы, как правило, все – бывшие или практикующие альпинисты.

Семья Кругловых, Надежда и Антон, долгое время организовывали в Твери и области прыжки. Сегодня они больше посвящают себя сноуборду, но время от времени все же прыгают.

– Роуп­джампинг придумал американский скалолаз  Дэн Осман, – рассказывает Надежда. – Он однажды понял, что преодолевать сложные маршруты ему мешает боязнь срыва, и начал намеренно срываться. Впоследствии это стало отдельным направлением, хотя оно очень тесно связано с альпинизмом, потому что только опытный альпинист может организовать прыжок, после которого останется жив. Правда, сам Дэн Осман все­таки потом разбился.

Дэн Осман разбился из­за того, что не учел усилившуюся нагрузку на один веревочный узел, и веревка оборвалась. Если даже профессиональные альпинисты допускают ошибки, то для любителей такой вид деятельности вообще неприемлем.

Но любители есть. Рисковые новички начинают прыгать с пешеходного моста через Тьмаку – в месте, известном в среде тверских альпинистов как Тьмацкий перекат, потом перебираются на железнодорожный мост через Тверцу, высота которого около 14 метров.

– Этот мост, – говорит Надежда, – не настолько высокий, чтобы почувствовать рывок, а внизу – вода, в которую летом, вдоволь накачавшись после прыжка, можно отцепиться.

Кстати, с этого моста летом 2012 года сигануло одновременно 135 человек. Это считается «мировым рекордом». Правда, большинство смельчаков прибыло из Москвы, но тверские тоже были.

С точки зрения закона, к экстремальному спорту всегда есть вопросы. Роуп­джампинг и услуги по организации прыжков – деятельность, не получившая лицензию. Поэтому те, кто решается на прыжок, должны понимать, что никто, кроме них самих, ответственности за их жизнь не несет.

– Когда мы организовывали прыжки, подготовили четкие правила, которые подписывал каждый джампер, обязуясь выполнять все наши требования, – рассказывает Антон Круглов. – Чтобы не произошло то, что случилось в 2010 году на Урале, когда парень с девушкой, прыгнувшие тандемом, разбились.

– После этого нам родные советовали «завязывать», – говорит Надежда. – Но это не про нас. На машине тоже разбиваются, и не по своей вине.

Большинство людей полагает, что роуп­джампинг – занятие не только опасное, но и бесполезное. Хотя сами джамперы считают это возможностью избавиться от страха падения и разделить страх рациональный и иррациональный. Последний вообще экстремалам часто мешает жить, когда кажется, что все сделано идеально, но именно сегодня твоя веревка оборвется.

Кругловы занимаются активно фрирайдом (катаются на сноуборде по горам), и бесстрашие, пришедшее к ним от роуп­джампинга, помогает преодолевать крутые горные спуски. Для них джампинг скорее развлечение, тем более, как признаются Кругловы, хочется прыгнуть с высоты повыше, со 100–200 метров, чтобы ощутить свободный полет подольше. Здесь таких доступных объектов нет, поэтому тверской роуп­джампинг либо живет за пределами области, либо ограничивается мостами под Ржевом, под Тверью. Сегодня часто можно увидеть джамперов, летающих с Мигаловского моста. Надежда с Антоном тоже с него прыгали, когда тот еще строился. На потеху строителям.

– Мы точно адреналинозависимые, – говорит Надежда. – Но мы и наша компания не курим и не пьем. Нам просто невозможно жить спокойно. Я не могу представить себе жизнь без острых ощущений. Мы, например, не можем в офисе работать, потому что через пару месяцев чувствуем, что становимся зомби. Кто­то выбирает бег, кто-­то шахматы, а кто-­то прыгает с веревкой вниз… Первый раз всегда страшно. Мне казалось, что я разобьюсь в лепешку. И почти всем такое кажется. Кто­то не может прыгнуть самостоятельно и просит толкнуть его, кого-­то вообще кидают с рук.

 

Лучше, конечно, вообще не подвергать свою жизнь такому риску, но для экстремалов это не довод. И тогда главное – хотя бы не прыгать самостоятельно. Никакой самоуверенности, только трезвая голова. Потому что именно она после переворота оказывается внизу, а перевернутый мир качается в обезумевшем от адреналина танце.

Александр ДЫЛЕВСКИЙ

Фото из архива Надежды и Антона КРУГЛОВЫХ

Читайте последние новости Твери в соц. сетях:



Комментарии:

Оставить комментарий

Чтобы оставлять комментарии, зарегистрируйтесь или войдите под своей учетной записью.

Читайте также:



- Свежий номер -

- Видео -





- Акция -



- Конкурс -