Пятница, 23 апреля / 00:13

18+
Примерили «Гранатовый браслет»: тверской публике рассказали историю несчастной любви

Примерили «Гранатовый браслет»: тверской публике рассказали историю несчастной любви

Примерили «Гранатовый браслет»: тверской публике рассказали историю несчастной любви
Фото: Марина Шандарова

История известна со школьных хрестоматий: молодую княгиню Веру Шеину, звезду местного светского общества и жену предводителя дворянства, донимает письмами некий человек, вычурно подписывающий свои послания «Г.С.Ж». Он уверяет, что уже восемь лет безнадежно и безответно влюблен в нее.

В день именин княгине доставляют в подарок изысканный гранатовый браслет, подарок от таинственного воздыхателя. И тут уже муж Веры Николаевны и ее брат-прокурор решают поставить точку. Находят наглеца, возвращают ему браслет и запрещают еще когда-либо докучать своими письмами. Г.С.Ж., мелкий чиновник Желтков, не в силах вынести разлуки, сводит счеты с жизнью, а княгиня понимает, что любовь, о которой она мечтала, прошла стороной…

«Гранатовый браслет» – визитная карточка Александра Куприна, главное, и, может быть, единственное произведение, которое осталось в современном читательском обиходе. Ни психологический роман «Яма», ни скандальный «Поединок», ни многочисленные рассказы не заслужили такой любви, как эта безыскусная и мелодраматическая история о несчастной любви. Современники Куприна «Гранатовый браслет» сильно ругали, считали его подражанием Кнуту Гамсуну. А вот сам писатель этот рассказ любил всю жизнь. В биографии писателя, написанной Викторией Миленко, есть прекрасный эпизод, как один из писателей говорит Куприну, что, мол, в «Гранатовом браслете» слишком много вымысла, а Куприн ему резко отвечает – в вашей жизни правдоподобно только то, что вы сейчас сожрете и выпьете, а в истории любви всегда останется поэзия.

Надо ли говорить, насколько сложная творческая задача перенести рассказ Куприна на театральную сцену? Куприн не любил театр, не написал ни одной пьесы, «Гранатовый браслет» состоит из последовательности сцен, вроде бы не связанных между собой. Дачные разговоры и застольные анекдоты соседствуют с глубокими и весьма яркими монологами и размышлениями о любви. Московский режиссер Андрей Цисарук (из Малого театра, который по духу очень близок нашему Тверскому академическому) подошел к этой задаче нетривиально. Он максимально приблизил сценическое действие к экранному, выведя его за привычные рамки театрального зрелища. Спектакль начинается, как будто кинофильм: перед нами проплывают картины дачного летнего южного города – прогуливаются дамы с зонтиками, художник устанавливает мольберт, куда-то спешат рыболовы… Во время действия активно используются повороты сцены. Вроде только что перед нами застолье, а вот мы уже видим, как Вера Николаевна гуляет по берегу моря, а вот еще смена декораций – и перед нами каморка, в которой пишет очередное безнадежное письмо несчастный Желтков. А вот рассказывают какую-то историю – и в углу сцены появляются «живые картины», разыгрывающие ее сюжет. Это придумано хорошо, дерзко, неожиданно, это запоминается.

Вот что не совсем, на мой взгляд, удалось – сделать всех героев «Гранатового браслета» участниками одного ансамбля, единого действия. Впрочем, это уже не к артистам претензии, а к литературному первоисточнику, произведению, как уже сказано, подчеркнуто несценичному. Персонажи спектакля произносят монологи, выходят на авансцену, но как будто остаются каждый сам по себе в рамках отведенной режиссером роли. Мы ничего не узнаем о взаимоотношениях Веры и ее сестры Анны, кроме короткой мизансцены. Мы не поймем, почему сестры испытывают такую привязанность к своему дяде, генералу Аносову. Пожалуй, единственный персонаж, с которым происходит какая-то заметная эволюция во время спектакля, – это князь Василий Львович, муж Веры Николаевны. Актер Геннадий Бабинов показал историю человека, который поначалу шутит о «телеграфисте», преследующем его жену. Но, столкнувшись с Желтковым лицом к лицу, из застольного весельчака преображается в страдающего, сочувствующего и эмпатичного человека – может быть, единственного, кто так глубоко и близко к сердцу принял и осознал трагедию несчастной любви.

Исполнители главных ролей – и Юлия Бедарева (княгиня Вера Николаевна), и Константин Василенко (генерал Аносов), и Сергей Бескакотов (Желтков) хорошо, грамотно, профессионально отыгрывают свои роли, но в них не заметно такой внутренней работы. Да, собственно, там и материала для работы нет, Куприн довольно схематично прописал этих героев, ему интересна была сама история. Получается такое поочередное солирование, один монолог сменяет другой. Герои страдают, переживают, говорят о превратностях любви, предаются воспоминаниям, но характеры их заданы раз и навсегда и функции известны: генералу суждено резонерствовать, Вере Николаевне – страдать, Желткову – погибнуть.

«Гранатовый браслет» при всей безыскусности, сентиментальности сюжета, при всей условности этой истории все же затронул сердца публики – ничто не способно проникнуть в наши души, как история несчастной любви. А после спектакля я понял, что «Гранатовый браслет» – конечно, самое пушкинское по духу произведение Куприна. И даже не потому, что князя зовут Василий Львович, как звали родного дядю Пушкина, известного московского анекдотчика. И не потому, что в самом рассказе есть фраза, когда княгиня Вера Николаевна глядит на лицо мертвого Желткова и вспоминает, что «то же самое умиротворенное выражение она видела на масках великих страдальцев – Пушкина и Наполеона». «Гранатовый браслет» перекликается с многими мотивами русской классики, ведь и Желтков – еще одна ипостась «маленького человека», ничтожного чиновника со смешной фамилией (у «маленьких человеков» русской литературы сплошь смешные фамилии – Башмачкин, Карандышев, Девушкин), которого только страдание способно вознести к вершинам человеческого духа.

16+

Владислав ТОЛСТОВ 


354
Читайте также

Яндекс.Метрика
Тверские ведомости