Среда, 14 ноября / 03:56

16+

Лампа под запретом

3.02.11 | 14:46

Печать
Лампа под запретом

В поселке Калашниково переходят на производство энергосберегающих светильников, но и от попавших в опалу не собираются отказываться

Калашниковский электроламповый завод (КЭЛЗ) ведет свою историю с 1888 года, когда отставной офицер Николай Добровольский открыл стекольное производство. На протяжении последующих 60 лет оно выпускало аптечную посуду и стеклянную тару. В 1950 году предприятие «переквалифицировалось» на выпуск лампочек. В советские времена КЭЛЗ являлся самым маленьким заводом в светотехнической отрасли, выпуская 7–8 процентов общего объема продукции. Ассортимент был тоже невелик – всего 18 видов товаров. И если на Саранском, например, электроламповом заводе только на выпуске обычных ламп накаливания трудилось 15 тысяч человек, то на Калашниковском лишь 2 тысячи.

Кризис существенно изменил общую картину. КЭЛЗ, наверное, единственный в отрасли, во время кризиса не только сохранил позиции, но и смог увеличить долю выпускаемых товаров с 7–8 до 20 процентов, заняв пятую часть рынка светотехники. Вместо привычных для этого предприятия 75 миллионов ламп накаливания их выпускается 100–110 миллионов штук в год. До 74 видов увеличился и их ассортимент.

Кризис проскочили, но тут подоспел запрет на оборот ламп накаливания мощностью 100 ватт и более. Далее подойдет очередь 75-ваттных и ламп меньшей мощности. Все они должны быть вытеснены энергосберегающими. Такие лампы состоят из трубки, свернутой в спираль и заполненной парами ртути. На стенки трубки нанесено специальное вещество – люминофор. Под воздействием электрического заряда ртуть начинает излучать ультрафиолетовые лучи, которые заставляют светиться люминофор. Есть два типа энергосберегающих ламп: светодиодные (без ртути) и ртутные люминесцентные, которые нам и предлагают устанавливать.

О пользе и вреде энергосберегающих ламп в последнее время в различных СМИ написано очень много. К «плюсам» обычно относят большой срок эксплуатации, низкое потребление электроэнергии, стабильный световой поток и отсутствие эффекта усталости глаз, а также то, что при работе эти лампы не нагреваются. Противники же подобных световых приборов говорят о высоком содержании в них ртути, «холодном», некомфортном свете, отрицательном воздействии на здоровье людей с высокой светочувствительностью и больных эпилепсией. Кроме того, при нередких скачках напряжения в сети лампы эти могут быстро выходить из строя. Немаловажен и вопрос утилизации энергосберегающих ламп. Думается, часть их все же будет попадать в обычные мусоросборники, что может привести к серьезному ухудшению экологической обстановки.

Далее. Понятие свободы, как известно, предполагает возможность выбора. Какую лампочку вкручивать и сколько платить за свет, решать нужно каждому конкретному гражданину. А потому в продаже можно бы оставить как обычные лампы накаливания, к которым мы привыкли, так и энергосберегающие. Да и можно ли сводить закон об энергосбережении лишь к замене одних ламп на другие?

И еще один момент: ряд стран Евросоюза уже готов отказаться от энергосберегающих ламп. Вероятно, они не оправдали тех надежд, которые на них возлагались. Не постигнет ли разочарование и нас?

На Калашниковском заводе с 1 января нынешнего года наладили выпуск ламп, мощностью 95 ватт, чем сразу прославились на всю Россию. При этом чиновники ряда министерств и ведомств сразу , кажется, не без чувства легкого удовлетворения) признали такое производство вполне законным.

Что касается энергосберегающих ламп, то изготавливаются они на заводе на базе галогеновых горелок, а не ртути. Стоят такие лампочки около 40 рублей. При потреблении в 50 ватт светят они на все 100 ватт. Вот только срок эксплуатации галогеновых в два раза меньше, чем ртутных энергосберегающих ламп: 3 тысячи часов против 6 тысяч.

Калашниковский электроламповый, в отличие от подобных ему других европейских заводов, имеет полный, законченный цикл производства. Если западные предприятия являются узкоспециализированными и занимаются лишь сборкой ламп из комплектующих, которые закупают в большом ассортименте и количестве, то КЭЛЗ может изготавливать все: от колбы до готовой лампочки, включая упаковку. Сегодня этот тип производства довольно убыточен – ряд комплектующих дешевле все же закупить, чем изготовить на самом предприятии. Поэтому пришлось закрыть цех по производству тары, а потом и вольфрамовой спирали накаливания: пошлина на ввоз готовой втрое меньше, чем на комплектующую для нее вольфрамовую нить. Наполовину сократили и объем производства стеклянных колб. Другая их половина сегодня завозится.

Вообще стекольный цех – самый старый на предприятии. Его здание строил еще Николай Добровольский. После ряда реконструкций оно, конечно, изменилось, однако фундамент остался прежний. Рядом со старым уже выросли стены нового стекольного цеха. Строится он долго, но в нынешнем году, по словам директора завода Владимира Лебедева, должен быть введен в эксплуатацию.

Сегодня КЭЛЗ работает в основном под заказ, поставляя свою продукцию в страны Европы и СНГ, а также на отечественный рынок. К примеру, Англия, которая уже отказалась от применения энергосберегающих ламп, заказала на Калашниковском заводе 120 миллионов ламп накаливания общего пользования. Для зарубежных партнеров продукцию делают на условиях предоплаты, российским же отдают на реализацию.

В планах предприятия – выпуск светодиодных ламп. Они пока не получили широкого распространения в мире. К примеру, если в России в последние годы ежегодно продавалось 40 миллионов штук энергосберегающих ламп, то из них светодиодных всего миллион. А потому и стоимость светодиодов довольно высока. Себестоимость и цена снизятся, когда светодиодные лампы начнут использоваться более широко. Поэтому на заводе создана и работает группа специалистов, изучающая возможность их выпуска. За такими лампами будущее, считает Владимир Лебедев.

И выпуск другого вида ламп планируют освоить на КЭЛЗ – натриевых. Они предназначены для уличного освещения и являются экологически чистыми. Уже строится цех для их производства.

– Практически без помощи государства мы перестраиваем завод, – говорит Владимир Лебедев.

Вся «социалка» висит на предприятии. Раньше в поселке была своя больница, роддом. Сейчас вместо них действует небольшой медицинский кабинет. За последние годы завод построил 400 квартир. День в день платят зарплату и аванс. И готовятся к полному отказу от ламп накаливания для отечественного рынка.

Станислав ШУТОВ

Лихославльский район

Читайте также
Игорь Руденя: У нас формируется устойчивый бюджет

Игорь Руденя: У нас формируется устойчивый бюджет

Цель - уйти от коммерческих кредитов

В Тверской области с начала года проведено более 1700 продовольственных ярмарок

В Тверской области с начала года проведено более 1700 продовольственных ярмарок

Ярмарки были организованы в 25 муниципальных образованиях

Яндекс.Метрика
Тверские ведомости