Понедельник, 17 декабря / 01:35

16+
Региональный интерес

Региональный интерес

14.01.11 | 10:37

Печать
Региональный интерес

Его отстаивание позволит воспрепятствовать напору столичной агломерации

В статье «Политическая кон­куренция тормозит модернизацию», опубликованной в «Тверских ведомостях» от 3–9 сентября 2010 года, я уже ставил вопрос о формировании регионального политического совещания как института региональной транспартийной политики, способного интегрировать, кооперировать усилия партий в регионе в многостороннем диалоге. Главная функция и предмет деятельности совещания – выявление и продвижение региональных интересов в условиях модернизации.

Очевидно, что в условиях модернизации представления о партийном устройстве регионального политического пространства начинают существенно меняться. Так, в предстоящих выборах в Законодательное Собрание Тверской области при поддержке партии «Единая Россия» участвуют представители откровенно левых политических взглядов. Таким образом, выбор партийных «измов», политический выбор по принципу «или – или» лишается смысла. Прежние конфронтационные политические идентификации проявляют свою полную неадекватность, и главной темой становится борьба за новую политическую идентичность. Очевидно, что партийная конфронтация без соответствующей кооперации мешает действовать в полную силу, снижает качество жизни. Она свидетельствует также о низком имидже партий как институтов развития.

Согласно политической стратегии модернизации Дмитрия Медведева, отраженной в его посланиях Федеральному Собранию, сама демократия как таковая, ее институты превращаются в главный инструмент модернизации страны. Это возможно только в рамках неконфронтационной политики.

С опорой на президентскую стратегию модернизации на региональном уровне должны разрабатываться свои политические стратегии модернизации, что невозможно без становления института неконфронтационной, транспартийной политики. Развитие демократического института транспартийности на региональном уровне как нового политического инструмента может способствовать модернизации политического пространства региона, повышению результативности народного представительства, развитию регионального самосознания и идентичности, формированию новой политической философии территориального управления.

В условиях концептуальной модернизации при работе с модернизационным концептом политические партии должны стать ведущими субъектами маркетинга страны и регионов, субъектами территориального маркетинга.

Как известно, территориальный маркетинг – одно из направлений некоммерческого маркетинга, который осуществляется организациями и отдельными лицами, действующими в общественных интересах, продвигающими какую­либо идею и не стремящимися к прямому получению прибыли. Субъектами территориального маркетинга выступают жители, органы власти, бизнес, некоммерческие организации территории, а значит – и партии. Психология партийности, представление о политике в корне изменятся, если партии войдут в план маркетингового продвижения региона, в региональную программу повышения его конкурентоспособности, обеспечивая как внешний, так и внутренний маркетинг региона, продвигая его реальные территориальные интересы. Успешная маркетинговая территориальная стратегия, реализуемая с прямым участием регионального политического совещания, могла бы стать платформой для самоутверждения креативных и амбициозных региональных лидеров, обогащения арсенала поблекших и банальных предвыборных лозунгов, пополнения и обновления кадрового резерва.

В практике регионального управления следует стремиться к программному осознанию и учету территориальных интересов, к формированию целостной функции выявления и продвижения интересов территории как особой управленческой и политической функции. Многолетнее выполнение централизованных волевых решений партий на региональном уровне притупляет объективность осознания интересов той или иной территории. Поэтому возможную роль и значение института транспартийной политики, призванного взаимодействовать в аналитическом плане с наукой, трудно переоценить.

Недавно умер Юрий Алексеевич Шарков, внесший свой оригинальный вклад в развитие идеи программного выявления и продвижения территориальных интересов. Можно вполне согласиться с оценкой этой весомой личности «Тверскими ведомостями». Это был незаурядный человек. Много знавший и много умевший. Автор двух десятков научных работ.

Говоря о научном наследии покойного, а также о необходимости возвращения к нему, следует признать весьма существенным вклад Юрия Алексеевича в первую очередь в научную концепцию территориальных интересов, которые он изучал с начала 1990­х годов, органично сочетая эту работу с активной общественно­политической деятельностью. Актуальность и практическая значимость этого вклада будет, несомненно, нарастать. Концепция территориальных интересов, разработанная тверской научной школой экономической географии, соавтором которой был покойный, в концентрированном виде отражалась на страницах «Тверских ведомостей» за 1998 год, № 78. Тем не менее следует обратить дополнительное внимание на сборник научных трудов, изданный ТвГУ в 1999 году под названием «Территориальные интересы» под редакцией профессора А.А. Ткаченко, тиражом в 200 экземпляров. Это небольшое издание, отражающее несомненное первенство тверской научной школы в освоении сложной и малоизученной темы, будет, пожалуй, «томов премногих тяжелей» и должно бы стать, в принципе, настольной книгой любого регионального политика, менеджера, общественника.

В нем опубликована 20­страничная статья Шаркова «Актуальные проблемы регионального развития в свете представлений о территориальных интересах (на примере Тверской области)», по которой можно составить достаточно полное представление как о не поддающемся сокрытию, даже в строгом научном тексте, высоком общественно­политическом темпераменте и горении автора, так и о весьма обширном комплексе знаний, которыми он владел. Энергетическая аура публикации, настаивающей на активном политическом продвижении тверских региональных интересов как основе модернизации территориального развития, органически сочетается здесь с суммой продвигаемых идей, из которых кратко, конспективно можно выделить следующие.

Как полагал автор статьи, опорный каркас Верхневолжья наглядно доказывает необходимость выявления, глубокой проработки территориальных интересов на разных уровнях – от областного до административно­сельского. Проблема в том, что в России в географический образ региона изначально закладываются представления центральной власти об этом регионе, и сам регион как бы стремится соответствовать этому образу. Возникает простая политико­географическая конструкция – функция, спускаемая административно из центра, сверху. По Ю. А. Шаркову, не административную функцию, ориентированную на бюрократический интерес, а живой территориальный интерес следует положить в основу изучения территории. Административно­бюрократическая функциональная зацикленность социально­экономической географии стала «железным занавесом», отгородившим ее от движущей силы развития любого социального субъекта, включая человека – носителя интереса. Отсюда стереотипы мышления и поведения людей, включая политиков. Нужна новая география региона, география живых интересов. Поиск универсальных, общих для всех жителей интересов в многостороннем диалоге должен стать основой действия структур управления областью и ее научного потенциала. Это может создать единое поле взаимопонимания властей, общественности, отдельных граждан, как взаимосвязанных субъектов регионального развития.

Развитие транспортного каркаса Ю.А. Шарков рассматривал как один из основных, ключевых интересов Тверской области. Необходимо формирование «транспортного мышления» у руководства области. При этом следует противостоять типичному региональному эгоизму Москвы. Особое значение Шарков придавал, в частности, направлению Ярославль – Сонково – Бологое – Псков – Прибалтика, позволяющему миновать Москву и усилить роль других транспортных узлов. Юрий Алексеевич активно боролся с идеей расширения Московской агломерации, видя в этом угрозу полного «размывания» Тверской области.

Один из важнейших интересов региона Ю.А. Шарков связывал с использованием водных ресурсов. Водный фактор должен учитываться во всех программах развития области, ее городов, районов, предприятий. Этот территориальный интерес может стать «идеей развития» как отдельных частей области (Приселигерье), отдельных ее городов (Вышний Волочек), так и области в целом.

Он указывал на необходимость осознания в первую очередь интересов городов области как фокусов социальных и производственных связей. Из этого вытекает идея, которая может показаться неожиданной: превращение городов в бренд Тверской области. Она разрушает стереотипы восприятия территории. В древности Русь называли страной городов – Гардарикой. Поэтому «двадцатка» городов может стать лучшим брендом для Тверского региона сегодняшнего и завтрашнего дня. Его продвижение в наибольшей степени отвечает региональным интересам и может быть стержнем региональной маркетинговой стратегии. Это подчеркивает актуальность научного наследия Юрия Шаркова.

Результаты подобных исследований в их социальном, прикладном аспекте подобны карте. Ученый не полководец, он скорее картограф, предоставляющий командованию совершенно необходимую информацию для принятия решений. Но уникальную общественную позицию, которую занимал Юрий Шарков, можно приравнять еще и к роли политрука, свободно действующего за пределами всяких партийных «измов». Наличие подобной позиции радикального централизма, глубинной правды позволяет рассчитывать на успех транспартийной политики многостороннего диалога в регионе.

Владимир ГАЙДУКОВ,

кандидат философских наук

Читайте также
Главное за неделю: будет внедряться риск-ориентированный подход

Главное за неделю: будет внедряться риск-ориентированный подход

13 ноября состоялось заседание Правительства Тверской области

Главное за неделю: Тверская область перешла на цифровое эфирное телевидение

Главное за неделю: Тверская область перешла на цифровое эфирное телевидение

Дмитрий Медведев провел заседание Правительства РФ

Яндекс.Метрика
Тверские ведомости