Четверг, 17 октября / 11:55

16+
Арман Исоян: «Я хочу изменить систему образования»

Арман Исоян: «Я хочу изменить систему образования»

Арман Исоян: «Я хочу изменить систему образования»

Холдинг РИА "Верхневолжье" запустило новый совместный проект с «Кванториумом» в Тверской области, и теперь сайт "Тверские ведомости" будет рассказывать обо всем, что происходит на площадках этого уникального технопарка.

Хакатон для детей

Несмотря на свой молодой возраст, Арман уже известен в Твери как популяризатор науки. Сейчас он – аспирант, тема его будущей диссертации связана с теоретической физикой, но сфера деятельности намного шире. Еще будучи студентом второго курса физтеха Тверского государственного университета, Арман начал заниматься социальными проектами. Затем были несколько конкурсов, хакатонов и фестивалей, которые он со своими друзьями организовал в Твери для школьников и студентов. Один из самых ярких – «День открытых наук».

Сегодня эти увлечения помогли Арману стать частью команды, реализующей федеральные проекты в Твери: детский технопарк «Кванториум», центр цифрового образования детей «IT-куб», Кампус молодежных инноваций и Всероссийский фестиваль науки NAUKA 0+.

– Арман, расскажите о вашем первом проекте.

– «Теория против эксперимента» – так он назывался. Мы решили давать уроки детям не в формате лекций, а доказывать или опровергать гипотезы с помощью экспериментов. Наш декан Борис Борисович Педько сразу же нас поддержал, выделил аудиторию. Дети увидели, как кристалл галлий – стоит его взять в руки – начинает плавиться, как реагирует на повышение температуры металл нитинол. Кстати, это его свойство используется в медицине.

Мне хотелось заниматься современными технологиями. По совету одного из преподавателей мы разработали проект, выиграли грант и открыли кружок, где обучали школьников и студентов программированию, физике и 3D-печати. Мы углублялись в тему, ездили в Сколково, другие центры. Я зажегся, захотел сделать жизнь в Твери чуть-чуть интереснее, улучшить окружающий мир, благо, что сейчас возможностей для этого очень много. Затем, еще учась в университете, стал устраивать хакатоны для детей и студентов.

– А что такое хакатон?

– Очень популярный во всем мире формат марафона разработчиков программного обеспечения, на котором на время сообща решается какая-то проблема. В этом году даже начала формироваться сборная России по хакатонам, которая будет выезжать на международные мероприятия. На них ребята получают задание, чаще всего от промышленного или социального партнера. Например, наши участники разработали устройство для слепых и слабовидящих людей. Работодателям хакатоны дают новые идеи. Бывали случаи, когда решение, представленное там школьниками или студентами, оказывалось более совершенным, чем уже внедренное на производстве. Второй момент: такие интеллектуальные состязания помогают найти умных талантливых ребят и забрать их к себе в компанию. Потом появился TEDx – классный формат конференций, в России сейчас очень распространенный.

– Ну вот, еще одно непонятное слово.

– Переводится как «технологии, развлечения, дизайн», это американский некоммерческий фонд, который проводит конференции. На них с докладами выступают лучшие в своей области специалисты, мировые лидеры в науке и не только. На Западе в таких форумах участвуют нобелевские лауреаты.

– Какие темы обсуждаются у нас?

– Как таковой отдельной темы нет, общее название форума всегда абстрактное. Один из последних, в Москве, который я посещал, назывался «Парад предрассудков».

– А на какую тему вы хотели бы там выступить?

– Суть моего выступления в двух словах была бы такова: у человека всегда есть идея, которая может сделать мир лучше. Для этого надо делиться своими знаниями с людьми – достижения науки должны быть открыты для всех. Ведь у каждого из нас есть как минимум смартфон, и, значит, все знания и технологии доступны.

– Какие современные изобретения помогут людям сделать жизнь более комфортной?

– Интернет вещей на стыке с искусственным интеллектом.

– Что-то вроде умного дома?

– Это одно из частных применений технологии IoT. В сеть, объединяющую все объекты вокруг нас, могут включаться самые разные предметы – холодильники, водопровод, электросеть… Грубо говоря, каждый чайник может стать «умным». Но это не только про чайники история. Например, в складском помещении электросеть «узнает», что через три дня лампочка перегорит, и предлагает ее поменять. Такие вещи очень помогают оптимизировать ресурсы.

– Все из области комфорта. А что бы вы хотели сделать такое, что если не спасет, то хотя бы по-настоящему усовершенствует мир?

– Изменить систему образования. Поэтому я здесь и работаю. Еще в студенческие годы мне пришла мысль: я могу стать крутым ученым, но какой от этого прок, если среда вокруг не изменится? Гораздо полезнее идти в педагогику, чтобы продвигать все эти технологии. И еще одна сфера, связанная с моими научными интересами, которая меня привлекает, – медицинская. Речь идет о контролируемой доставке лекарства. Задавая определенные физические параметры, оно достигает определенной зоны тела человека. На эту популярную, но очень сложную тему есть разные исследования в робототехнике, биофизике, физике. Хотя, чтобы проводить медицинские исследования, наверное, надо быть сильным специалистом в этой сфере. Я сказал «наверное», потому что есть еще такая технология – «большие данные». Я знаю человека, который, будучи сотрудником компании IBM, анализировал поведение людей в Фейсбуке и со своими коллегами раскрыл большую группу наркокурьеров. Это сделали не сыщики, а математики. Есть отрасли, где неспециалисты лучше справятся с задачей.

– У вас широкий круг интересов и очень серьезные планы.

– Хочется что-то сделать для Тверской области. В техническом плане мы сильно западаем, надо поднимать научно-технический уровень. Вот появился «Кванториум», скоро в регионе откроется еще один. В этом учебном году у нас будут учиться, конечно, бесплатно порядка 1200 детей в возрасте от 12 до 18 лет.

– Когда ждать плоды деятельности «Кванториума»?

– Должно смениться поколение. Но плоды есть уже сейчас: ребята знают в программировании те вещи, с которыми я только в студенческие годы познакомился. Любой ребенок, который сюда пришел, может высказать свою идею. И это самое классное, что может быть. Один мальчик сказал: хочу сделать термос, в который встроена USB зарядка для телефона, и чтобы он показывал температуру. Мы рассказали об эффектах Пельтье и Зеебека – мои знания, которые я получил в университете, здесь находят применение. Хотя, повторяю, наукой мы не занимаемся. Дети генерируют идеи, ему дают все ресурсы – электронику, станки, чтобы они смогли воплотить их в жизнь. Мы стараемся сделать так, чтобы ребят можно было отправить на соревнование и чтобы их труд можно было применить в производстве.

– Есть работа, которую они выполняют совместно?

– Они трудятся над программой робота. Перед ними стоит задача научить его распознавать объекты и передвигать их. Полагаю, не все специалисты могут с ходу решить эту задачу. Вчера к нам зашел один человек, который преподавал студентам. Посмотрел, как наши ученики программируют, и сказал: «Я уже думал все бросить и уйти в бизнес, но увидел детей и зажегся».

– Молодому человеку с амбициями и желанием заниматься наукой стоит оставаться в Твери?

– Да. Если он патриот. Мы знаем, что есть города, в которых больше возможностей для самореализации. Но в наше время стали доступны многие технологи, тот же самый искусственный интеллект. В глубинке, возможно, растет будущий Эйнштейн. Если любишь свою родину, скорее всего, останешься дома. В Твери много успешных проектов, наших ученых приглашают на международные конференции, это о многом говорит.

– Разве можно, говоря о науке, применять такие понятия, как «патриотизм», «родина»? Она же наднациональна.

– Это так. Но если выпускник вуза хочет развивать свою кафедру, свой город он не покинет.

– Все-таки, как я поняла, главное для вас не наука, а образование.

– Да, есть идея, которая меня не оставляет, – в целом преобразовать образование. Конечно, существует «Кванториум» и подобные ему центры офлайн, где ребята могут классно поработать. Но было бы интереснее совместить онлайн и офлайн, хотя это долгая и сложная история. Представьте, ребенок дома изучает базовый теоретический материал, а в школе только выясняет непонятные ему темы – это называется «перевернутый урок» – и отрабатывает практику. Учитель с помощью разных технологий выстраивает действительно персональную траекторию. Все происходит не так, как сейчас, когда педагог дает объяснения в усредненном темпе, который кажется кому-то медленным и скучным, а кому-то слишком трудным. В идеале учителю не надо вести документацию – все фиксируется в онлайне, высвобождается время, которое можно использовать для общения с учеником. В эту же систему можно встроить работодателя, который генерирует задачу для школьника, относительно простую, для решения которой жаль времени специалиста. Сейчас это хорошо работает в программировании. Через такое взаимодействие появляется возможность выплачивать детям стипендии. Хотя деньги – дело тонкое…

– Но они никому не помешают…

– Я знаю случаи, когда у умных студентов из-за того, что они недостаточно времени уделяли своему образованию, карьера не выстроилась. И второй момент. Например, ребенок заявляет, что хочет стать космонавтом. И здесь опять звучит моя главная тема: люди должны делиться друг с другом. Так вот – этот ученик из Твери берет курс из какого-нибудь условно уральского университета, где занимаются нужной ему темой. Таким образом, у него формируется траектория: чтобы стать космонавтом, ты должен владеть такими-то знаниями. Эта система образования будет всегда актуальной, потому что работает в партнерстве с реальным сектором экономики. Возможно, компания станет отправлять школьнику тестовые задачи, приглашать на стажировку, а потом и на работу.

– С какого класса надо начинать?

– С первого. Сейчас все в эту сторону движется.

– Жалеете, что в вашем детстве такого не было?

– Нет, мне нравится мое детство.

– Где вы его провели?

– В Армении. А в первый класс пошел уже в Твери.

– В армянском образовании сейчас происходят интересные преобразования.

– Там есть учебный центр «Тумо», очень похожий на «Кванториум», но возникший гораздо раньше и в другом направлении – гуманитарном. Такие центры стали появляться по всему миру. Но я ориентируюсь больше на опыт «Академии Хана» в Америке, цель которой – дать высококачественное образование каждому ребенку, где бы он ни жил, – это больше похоже на то, что я хочу сделать.

Марина БУРЦЕВА



187
Яндекс.Метрика
Тверские ведомости