Вторник, 7 апреля / 23:14

16+
Артефакты: Как в Твери беглых арестантов ловили

Артефакты: Как в Твери беглых арестантов ловили

Артефакты: Как в Твери беглых арестантов ловили

В рубрике «Артефакты» мы рассказываем о забавных, поучительных и интересных происшествиях из истории нашего края, которые стали известны благодаря документам, обнаруженным в хранилищах государственного архива Тверской области. «Артефакты» – совместный архивно-исторический проект Правительства Тверской области, Государственного архива Тверской области и РИА «Верхневолжье».

В документах тверского судебного следователя по участку №1 мы нашли замечательную историю, как в 1907 году из городской тюрьмы Твери (тогда она носила более громкое название: «Тверской тюремный замок») совершили побег трое арестантов. Одного потом нашли, другой сам сдался, но самого главного злодея, который, скорее всего, и организовал побег, так и не удалось разыскать.

2 апреля судебный следователь Машинцев составил протокол: «По телефону из тверской городской тюрьмы в Тверской окружной суд передано сообщение о побеге арестантов из охраняемой стражей камеры, вследствие чего заведено уголовное дело о преступлении согласно статье 309 Уголовного уложения о наказаниях». Следователь немедленно отправился в тюрьму, а пока записал себе для памяти имена сбежавших: Егор Котов, Петр Дроздов. Третий арестант носил имя Александр, но в тюрьме содержался под двумя фамилиями. Взяли его с паспортом на имя Баринова, а позже он признался, что его настоящая фамилия Малинин. То есть в 1907 году из тверской тюрьмы сбежал Александр Малинин, полный тезка известного российского эстрадного певца.

Лаз под полом

Судебный следователь осмотрел камеру №22, из которой был совершен побег, и составил протокол осмотра. В протоколе указывалось, что это первый побег из тверского тюремного замка за 28 лет. Сообщалось, что совсем недавно здание, в котором находились камеры, перестроили, сделав его более безопасным и защищенным от побегов. Поэтому следователей особенно интересовало, как удалось совершить побег из такой крепости.

Выяснилось, что арестанты выломали половицу под нарами в камере, которая располагалась на втором этаже здания тюрьмы. Затем проползли под полом, выломали половицу в дальнем конце коридора рядом с окном, не защищенным решеткой. После чего привязали к крестовине окна веревку с заранее набитыми дощечками-ступеньками и благополучно выбрались на задний двор тюрьмы. Там перелезли через стену и удалились по Петербургскому шоссе. Веревку обнаружили сразу, в камере нашли ворох одежды, четыре сапожных шила и полностью сточенный («иззубренный», как сообщается в протоколе) сапожный нож.

Арест надзирателя

Следователь Машинцев обратил внимание еще на два обстоятельства. Один из сбежавших, Петр Дроздов, несколько недель назад был переведен в другую камеру, на третьем этаже. Как ему удалось бежать? Оставшиеся в камере №22 арестанты в один голос подтвердили, что именно Дроздов был организатором и вдохновителем побега. И второе обстоятельство: по инструкции в тюремном коридоре обязан был неотлучно находиться надзиратель, но именно вечером 1 апреля коридор оказался пуст. У следствия возникло предположение, что надзиратель мог оказаться сообщником беглецов. Младшего надзирателя Викторова немедленно взяли под стражу.
Подробно опросили и оставшихся в камере №22 арестантов - Платона Гусакова, Карпа Гудкова и Семена Петрова. Они выглядели очень испуганными и хоть и не сразу, но рассказали, как было дело.

План побега

Петр Дроздов, арестованный по подозрению в совершении серии грабежей в Твери, поступил в их камеру за четыре месяца до побега. Администрация тюрьмы не знала, что Дроздов был членом крупной банды грабителей и что на следствии не выдал никого из своих сообщников, но в самой тюрьме встретил своего «коллегу» по банде – Егора Котова. Вместе они и разработали план побега. Котов происходил из семьи сапожников села Кимры, на одном из свиданий ему передали с воли четыре сапожных шила и нож. Каким-то образом Дроздову было известно, что здание тюрьмы недавно перестраивали, перестилали полы в камерах. И между досками пола и перекладинами осталась небольшая пустотелая полость, тянувшаяся вдоль всего коридора. Если отодрать половицу в камере, а также вторую половицу в конце коридора, где находится незарешеченное окно, можно проползти под полом почти к самому окну, которое выходит в тюремный садик, и сбежать, потому что сразу за стеной начинается Петербургское шоссе.

Недобровольные помощники

Однако тут возникла немалая трудность. Выяснилось, что пространство под полом было завалено кирпичом и известкой – видимо, рабочие, ремонтировавшие тюрьму, просто забили продухи строительным мусором. Дроздов, Котов и Баринов-Малинин, сменяясь через каждые два часа, работали без устали, проделывая проход. Они сапожными шилами расковыривали мягкий известняк, раскалывали кирпичи и складывали мусор в наволочки. По просьбе Котова с воли передали в камеру два веника, которым арестанты обметали одежду каждый раз, когда вылезали из подпола. Однако другие арестанты в камере жаловались на то, что в камере постоянно висит пыль.

Арестантов, впрочем, взял на себя Дроздов, который, судя по отзывам соседей по камере, производил на людей парализующее впечатление. Заключенные просто теряли голову от ужаса. Дроздов пообещал всем обитателям камеры №22, что убьет их, если побег не состоится. И вскоре вся камера ему помогала. Арестанты каждый день шли на прогулку в тюремный двор и, поскольку никто их не досматривал, прятали под верхней одеждой наволочки, набитые кусками кирпичей и крошевом известки. Этот мусор они разбрасывали по дворику, а потом затаптывали снегом. И даже когда Дроздова перевели в другую камеру, работы по подкопу не прекратились. Просто теперь он руководил подготовкой дистанционно, встречаясь с сообщниками каждый день на прогулке и выясняя, как движутся дела.

Самогон вместо ключа

Когда все было готово, Егору Котову передали с воли одежду и веревку с дощечками-ступеньками, по которой беглецам предстояло спуститься со второго этажа. Теперь нужно было выждать день, когда единственный надзиратель, который дежурил в коридоре, покинет на несколько часов свой пост.

Им повезло – 1 апреля, в Пасхальную неделю, в коридоре дежурил как раз тот самый Викторов. По тюремным правилам во время Светлой недели в тюрьме проводили свидания арестантов с членами семей. Существовала и еще одна традиция: родственники арестантов приносили подарки для надзирателей. Для младшего надзирателя Александра Викторова эта традиция оказалась роковой в его служебной карьере! Потому что в качестве подарка на свидании в день побега ему вручили огромную бутыль отборного деревенского самогона! И стражник, отслуживший в тюремном ведомстве 19 лет (в деле остался протокол его допроса), нарушил порядок и спустился на первый этаж, где его товарищи дегустировали подношения. Коридор на несколько часов остался пуст. Малинин и Котов проползли под полом, выдавили половицу в конце коридора и, привязав веревку, ждали Дроздова.

Дроздов же ушел самым простым способом. Он специально оставался в комнате свиданий, чтобы проследить за Викторовым. Когда увидел, что младший надзиратель прикладывается к самогону и не собирается возвращаться на свой пост, арестант сказал, что собирается спать и пошел якобы в свою камеру. На самом деле он поднялся на второй этаж, где его ждали сообщники. И через пять минут уже бежал по Петербургскому шоссе!

Надзирателя Викторова на следующий же день уволили без выходного пособия.

Главарь так и не попался

В следственном деле о побеге подшиты бумаги о том, как были пойманы сбежавшие арестанты. В том же 1907 году неизвестный совершил нападение на винную лавку, принадлежавшую Морозовской мануфактурной фабрике. Стражник Мышкалов поднял тревогу и выстрелил в одного из налетчиков. Когда раненого доставили в больницу, тот сообщил, что его фамилия Котов и он один из тех, кто совершил побег. В больницу немедленно прибыл следователь. Но на вопрос, где остальные арестанты, Котов злобно закричал «сами ищите, псы» – и это были его последние слова. Сразу после этого у него пошла кровь горлом, он потерял сознание и умер через несколько минут.

А в июле 1910 года в Бежецке провели полицейскую облаву после того, как воры похитили из местной церкви драгоценную серебряную дароносительницу. В одном из домов во время обыска на чердаке обнаружили человека, в котором опознали второго из тройки беглецов – того самого Баринова-Малинина. Самого же Петра Дроздова, организатора этого дерзкого побега, так и не нашли.

Владислав ТОЛСТОВ

Автор благодарит за помощь при поиске архивных документов сотрудников Государственного архива Тверской области.


720
Читайте также

В Твери повреждения на дорогах готовятся устранять с применением горячего асфальтобетона

Сергей Евстратов: «Для аграриев дотация – как спасательный круг»

Сергей Евстратов: «Для аграриев дотация – как спасательный круг»

В правительстве региона обсудили подготовку к посевной

Яндекс.Метрика
Тверские ведомости