Среда, 24 октября / 04:32

16+
Будет и на вашей улице Мандельштам

Будет и на вашей улице Мандельштам

7.11.14 | 13:37

Печать
Будет и на вашей улице Мандельштам

Сообщения о том, что до конца года в Твери переименуют две улицы – Александра Ульянова и Андрея Желябова – дали почти все средства массовой информации, однако официального подтверждения этой информации нет. В наличии пока только проект решения, но не само решение.

По словам кандидата филологических наук Сергея Глушкова, разговоры о переименовании тверских улиц, названных в честь террористов, ведутся с конца 1980­х годов. Они то затихают, то возобновляются:

– Возвращаемся к этой теме по той причине, что  проблема так и не решена. В Москве взяли и перевернули всю топонимику, вернули улицам их исторические названия. Убрали даже имена Чехова, Толстого… Можно спорить о целесообразности, но сейчас в столице уже никто эту тему не поднимает. Дело сделано. Кстати, сразу это сделать в Твери  было бы проще и дешевле.

Сразу не получилось. Первая волна возвращения исторических названий улиц пришлась на 1991 год. В Тверь, возвратившую свое имя в 1990 году, вернулись улицы Трехсвятская (бывшая Урицкого), Новоторжская (бывшая «Правды»), а Первомайская набережная приобрела имя Афанасия Никитина, хотя до 1923 года была просто Заволжской набережной.

Вторая волна перелома уличной топонимики отмечена в 1993 году. Исторические названия вновь обрели улицы Симеоновская (Каляева), Троицкая (Энгельса), переулки Смоленский (Советский), Татарский (Специалистов). Теперь уже и не каждый из коренных тверитян сможет вспомнить их советские имена.

 

Меняем паспорта?

Главный посыл к возвращению исторических названий – это желание убрать из тверской топонимики имена тех, кто «прославился» террором во времена царского режима: Софьи Перовской, Зинаиды Коноплянниковой, Степана Халтурина, Александра Ульянова и Андрея Желябова. Это были, несомненно, грамотные и смелые люди, но Перовская с Желябовым подготовили убийство императора Александра II, Коноплянникова стреляла в спину генералу Мину, Халтурин организовывал взрыв в Зимнем дворце в 1880 году и участвовал в убийстве прокурора Стрельникова,  Александр Ульянов (старший брат В.И. Ленина) планировал покушение на императора Александра III.

Имена народовольцев Желябова и Ульянова убираются из тверской топонимики в качестве эксперимента: на этих улицах, из числа прочих «террористических», меньше всего зарегистрировано жителей и организаций. Именно неудобства для жителей, связанные с новыми названиями их адресов, – главный контраргумент.

По словам Лидии Галаевой, председателя ЖСК №101, жильцы улицы Зинаиды Коноплянниковой против переименования, собрано более 200 подписей:

– Мы за возвращение исторических наименований с помощью установки дополнительных аншлагов, – сказала Лидия Александровна. – Но главное – чтобы жильцы не столкнулись с проблемами пере­оформления документов.

Что касается замены документов, то депутат Тверской городской думы, член комиссии по топонимике Сергей Мамонов подчеркнул: о немедленной замене никто не говорит. Изменения ударят по юридическим лицам, которым придется менять всю документацию, а что касается граждан, то паниковать из­за замены бумаг не стоит.

– Совсем не значит, что со сменой названия улицы нужно будет бежать и менять паспорта, – подчеркивает Мамонов. – Как часто вы пользуетесь свидетельством о праве собственности? Нечасто. Штамп о месте регистрации тоже поставить не так сложно. Но мы понимаем, что даже это – траты денег и времени. Депутаты будут настаивать на денежной компенсации гражданам тех гос­пошлин, которые они будут вынуждены заплатить.

Администрация Твери пока не комментирует данную тему, хотя именно на сайте администрации этим летом прошел электронный опрос, в котором с перевесом в девять процентов победили сторонники переименования. Сегодня этот опрос считается необъективным, так как при голосовании якобы была зарегистрирована «накрутка».

Сергей Мамонов считает, что переименовывать улицы нужно, однако решать это должны жители этих улиц.

– Мне непонятно, когда житель Мамулина голосует за переименование улицы Коноплянниковой, хотя жители улицы Коноплянниковой против. Вновь опросить жителей было решено после аннулирования итогов интернет­голосования. Результаты такого «уличного референдума» будут вынесены на заседание комиссии, и уже тогда будет принято решение.

Сергей Глушков считает подобное изучение мнения жителей фарсом:

– Такое решение нецелесообразно принимать на уровне массовых опросов. Мы будем спрашивать людей, которые в большинстве своем не имеют исторического образования, не знают, что такое топонимика, и лишь рассматривают вопрос с точки зрения своего комфорта. Но название их улицы – это не частная собственность, это наследие всего города.

 

Есть правило. О нем никто не помнит

Ситуацию комментирует краевед Константин Литвицкий, автор книги «Энциклопедия тверских улиц»:

– В настоящее время процесс присвоения названий топонимическим единицам в Твери регламентируется положением «О порядке установления наименований городских объектов и установки мемориальных досок», утвержденным решением Тверской городской думы № 47 от 19 апреля 2002 года. Его писал очень умный человек, знающий нашу склонность к политическим переименованиям и прочим переписываниям истории.

Согласно пункту 1 статьи 8 «Переименование и упразднение наименований производится в исключительных случаях с учетом географических, исторических, национальных и других местных условий с обоснованием мотивов изменения (устранение дублированных названий, при очевидной неблагозвучности, изменении статуса или функционального назначения, восстановлении исторических названий)».

Итак – «в исключительных случаях», и – всего четыре основания. Рассмотрим каждое из них.

«Изменение статуса или функционального назначения» – это не наш случай. Это бывает, когда Кооперативный переулок расширяют, продлевают и смыкают с проспектом Чайковского. После этого он мало похож на пере­улок и его можно переименовать в проспект. Хотя бы и в Тверской.

«Устранение дублированных названий». Опять случай не наш, хотя именно здесь есть чем заняться. В городе две Просторных улицы, две Учебных, две Восточных, две Заречных, два Волжских проезда, два Загородных… И это только абсолютно совпадающие названия. А уж названий, отличающихся друг от друга только номером или типом, намного больше. Но это никого не волнует.

Под «очевидную неблагозвучность» «террористов» тоже не подвести. Это опять политика. Кому­то Халтурин не нравится, кому­то Александр Невский. «Очевидная» – это очевидная для всех.

Остается «восстановление исторических названий». В этом случае улица Желябова может быть переименована только в Козьмодемьяновскую, а улица Александра Ульянова – только в 3­ю улицу Никитина. И то, и другое, на мой взгляд, неудачно. Любые же другие варианты переименования (в частности, звучало мнение о переименовании улицы Желябова в улицу Максимовича) незаконны.

 

Ульянов или Мандельштам?

Вот здесь мы подошли к самому интересному. Положение – это, конечно, аргумент, но вопреки ему предполагается не возвращение исторических названий, а именно очередное переименование: улицу Желябова – в улицу Павла Максимовича, основателя университета; улицу Ульянова – в улицу Мандельштама, который жил здесь во время ссылки. И вот здесь уже «вылезает» та самая идеология, от которой отмахивались все инициаторы переименований.

– Это крайне неправильно. Именно это сейчас мы наблюдаем на Украине, – говорит Валерий Суворов, доцент исторического факультета ТвГУ. – Когда под переименование подпадают все, на их взгляд, «москальские» улицы. Это нигилизм, который ни к чему хорошему не приведет, но потащит за собой и следующую волну пере­именований.

– Переименование улицы Желябова в Максимовича – понятно, красиво. Максимович сделал много хорошего для Тверской земли, но это противоречит положению. Никакой причины для такого переименования нет, – считает краевед, член комиссии по топонимике Александр Хитров. – Улица Ульянова в результате застройки укоротилась и, по сути, превратилась в переулок. Подогнав под изменение статуса, ее можно переименовать в переулок Мандельштама. Именно  в переулок. Но не в улицу.

Хотя есть мнения, что коротенькую и неизвестную улочку в Заволжье можно было бы и не трогать вовсе. Но – терроризм… В этой точке ломаются все копья, здесь в схватке за историческую справедливость сходятся те, кто утверждает, что террор в России конца XIX – начала XX веков – это форма протеста против отсутствия элементарных свобод и его можно понять и оправдать, и те, кто считает, что террор не имеет исторического контекста, но всегда несет смерть и кровь, горе и боль. По словам Валерия Суворова, сравнивать террор в царской России и террор сегодняшнего дня нельзя, исторически неверно, но это именно та актуальная тема, где можно попытаться найти исторический компромисс, не идеализируя и не очерняя никого полностью. В Твери пока этого компромисса не видно, как нет и комплексного обсуждения проблемы переименования улиц с экспертным сообществом: историками, социологами, культурологами.

Бесспорно, что названия улиц – это не просто таблички на домах, это, по словам Сергея Глушкова, символическое пространство, которое действует на человека помимо его воли:

– Совершенно соглашусь, что от партийно­идеологического вектора в формировании символического пространства лучше отказаться. Но нельзя оставить нетронутым все, что было наворочено в этом направлении. Беда в том, что нет ясных и понятных правил в отношении городской топонимики.

Но правила есть, и эти правила – принятое положение. А большинство жителей, как стало ясно из общения, не просто не знают, кто такие – герои их улиц, но и, не подозревая о замене документов, высказываются нейтрально в духе «мне все равно»:

– А вы знаете, что улицу Желябова хотят переименовать в Максимовича?

– А это кто, очередной террорист?

Символическое пространство действует, а единомыслия все нет…

 

 

Тверская топонимика в ХХ веке

● 1919 год

Борьба с религиозными и «буржуазно­помещичьими» названиями: Миллионная – Советская, Знаменский переулок – Свободный переулок, 1­я Покровская улица – улица Революционная.

● 1920­е – 1930­е годы

Тенденция называть объекты топонимики

– в честь живущих именитых людей: Тверь – Калинин

– в честь «прогрессивной интеллигенции»: улицы Белинского, Ломоносова, бульвар Радищева

– в честь новой советской действительности: улицы Колхозная, Совхозная, Новозаводская

– в честь юбилеев знаменитых людей: улица Крылова, площадь Пушкина, проспект Чайковского

● 1950­е годы

Патриотическая тенденция: улицы Александра Невского, Дмитрия Донского, Суворова, Нахимова, Кутузова

● 1970­е – 1980­е годы

Переименования, связанные с реорганизацией и упорядочением улиц

● 1991 год

Возвращены исторические названия улицам Трехсвятской (бывшая Урицкого), Новоторжской (бывшая «Правды»); Первомайская набережная переименована в набережную Афанасия Никитина

● 1993 год

Возвращены исторические названия улицам Симеоновской (Каляева), Троицкой (Энгельса), переулкам Смоленскому (Советский) и Татарскому (Специалистов).

● 2010 год

 

Площадь Революции переименована в Соборную

Александр ДЫЛЕВСКИЙ

Фото Юрия СУРИНА

Читайте также
Жительницу Севастополя, участвовавшую в Ржевской битве, поздравили со столетним юбилеем

Жительницу Севастополя, участвовавшую в Ржевской битве, поздравили со столетним юбилеем

В Доме офицеров Черноморского флота состоится юбилейная встреча

В Твери задержан подозреваемый по делу о ДТП под Тверью

В Твери задержан подозреваемый по делу о ДТП под Тверью

Ответственный за безопасность осуществления пассажирских перевозок

Яндекс.Метрика
Тверские ведомости