Воскресенье, 17 января / 00:46

16+
«Дела храма божиего в именное дозволение»: Как бригадир Бем старинную церковь восстанавливал

«Дела храма божиего в именное дозволение»: Как бригадир Бем старинную церковь восстанавливал

«Дела храма божиего в именное дозволение»: Как бригадир Бем старинную церковь восстанавливал
фото: открытые источники

Очень люблю эту историю: как отставной военный, поселившийся некогда в наших краях, решил сделать доброе дело. И за свой счет восстановил старинную церковь, в которую уже в наше время даже Путин приезжал!

Храм Рождества Пресвятой Богородицы в Городне – один из самых древних в Тверской области. Одноглавая белокаменная церковь, поставленная на подклетях здания конца XIV века. По преданию, храм построили на высоком плесе, рядом с могилой, где были похоронены русские воины, тела которых привезли с Куликова поля. Предание преданием, но вот историк Салимов, один из главных экспертов по церковной архитектуре, считал храм в Городне единственным церковным строением, сохранившимся до наших дней со времен независимого Тверского княжества. Да и село Городня когда-то было городом по имени Вертязин, погибшим (это еще одна местная легенда) от рук опричного войска, которое шло на Новгород с карательным походом. Тогда в пламени пожаров исчезли и сам Вертязин, и шесть местных монастырей, о которых сегодня нам напоминают разве что названия окрестных деревень Игуменка и Отроковичи.

 

Без хозяина

300 лет тому назад, в 1716 году, в церкви произошел пожар, как писали в документах той эпохи – «пожарный случай». Храм был почти полностью уничтожен, выгорело убранство, осталась только пустая каменная коробка. Причем полномочий ремонтировать церковь у местной власти не было.

Городня, как и несколько десятков сел и даже городов России, являлась собственностью «светлейшего» князя Александра Меншикова, ближайшего соратника Петра Великого. Сам Меншиков, «полудержавный властелин», в Городне и не был-то ни разу, изредка сюда по каким-то делам приезжал его адъютант Пискунов. Ему, видимо, и передали челобитную с просьбой выделить средства на восстановление храма. Но ответа так и не дождались.

А потом умер император Петр, а после закончилась столичная карьера и самого Меншикова. Его низвергли с высот российской власти и отправили в ссылку в уральский город Березов (помните картину Репина «Меншиков в Березове»?). Принадлежавшие ему гигантские поместья, села и земли остались «без хозяина». И простаивали, постепенно приходя в запустенье, больше десяти лет!

Только дочь Петра Елизавета Петровна после восшествия на престол обратила внимание на то, что такой огромный кусок собственности остается ничейным (сам Меншиков к тому времени умер). И стала распределять «меншиковское наследство», земельные наделы и поместья среди новых собственников. Предпочтение отдавали отставным военным, которые отличились в баталиях за честь российского флага. И «меншиковские» деревеньки стали раздавать землевладельцам, которые еще вчера носили военный мундир.

В Кошелево жил отставной майор Федор Иванович Матюнин, а по соседству – майорша Дарья Петровна Телепнева, в Игуменке – отставной подпоручик Иван Дмитриевич Семенов. Сама же Городня была пожалована отставному бригадиру Петру Алексеевичу Бему, бывшему командиру фузилерской (пехотной) бригады.

 

Дозволение на благое намерение

Новые помещики жили скромно и тихо – настолько незаметно, что никаких упоминаний о них в архивных документах не сохранилось. Но бравый отставной бригадир Петр Бем был человеком, как мы можем судить, активным. И, пожив какое-то время в Городне, обратил внимание на состояние местной церкви Рождества Богородицы.

Известно, что в храме после пожара не проводились церковные службы – состояние церкви было таким, что находиться внутри считалось небезопасным. Но Петр Бем оказался человеком настойчивым. Вместе с женой (о ней в документах сохранилось только отчество – Саввишна) отставной бригадир Бем объехал всех соседей-помещиков с предложением заняться восстановлением древнего храма.

В мае 1740 года отставной бригадир написал прошение в Тверскую духовную епархию. Упомянув о церкви Рождества Пресвятой Богородицы, «строеной в незапамятные времена», Бем просил дать ему разрешение на восстановление храма. Написал, что местные жители пытались восстановить церковь, но забросили, а он, Петр Бем, берет на себя все расходы. Бригадир Бем подчеркнул, что готов не просто восстановить церковь, но и пристроить к ней новые приделы – опять же на собственные средства.

Это сегодня состоятельные люди могут дать денег на строительство или восстановление храма, и им все спасибо скажут. Но в те времена подобная инициатива была поступком из ряда вон выходящим. Помещику предписывалось возделывать свои земельные угодья, рубить и продавать лес, строить запруды, разводить йоркширских свиней. Но чтобы отстроить храм, влезть, как сейчас принято говорить, «не в свою епархию» – за такое могли если не наказать, то пожурить. Могли спросить у бравого бригадира Бема: а чего это вы, батенька, озаботились судьбой городенской церкви? Вам-то до нее какая печаль?

Поэтому письмо бригадира Бема отправилось сначала в Тверскую епархию, а после выше и выше, пока не оказалось в канцелярии патриарха Московского, высшего должностного лица в иерархии православной церкви. Там письмо блуждало по коридорам и кабинетам еще целый год. Церковники решали, можно ли дозволить восстановление храма человеку не церковному, бывшему военному, да еще и, судя по фамилии, немцу. Но Тверская патриархия прислала характеристику, что помещик Петр Бем вероисповедания православного, к причастию ходит, поведения скромного и похвального. Да и при чем тут его национальность: просто невыносимо было этому неравнодушному человеку каждый день видеть обгорелый остов храма на горе, плохие мысли этот вид у него вызывал.

И вот в марте 1741 года секретарь благочинного Тверской епархии дьякон Даниил ответил бригадиру Бему, что «архипастырским указом дозволено передать дела храма божиего в Петра Алексеева Бема именное дозволение». Иными словами, бригадиру Петру Бему дали разрешение на восстановление храма, и это было оформлено специальной благословенной грамотой тверского архиерея.

 

Возрождение к жизни

Восстановление храма заняло четыре года. За это время на средства помещика Петра Бема полностью очистили помещение от «горелых головней», расчистили территорию вокруг, к храму пристроили кирпичную трапезную, а стены заново покрасили. Здание покрыли тесовой крышей (уже позже, в XIX веке, ее заменят на металлическую). Собственно, именно после усилий военного бригадира Петра Бема храм и обрел свой современный вид, который мы видим сегодня.

После того, как восстановление было завершено, в Городню назначили настоятеля, а в день Рождества Пресвятой Богородицы, который отмечается в сентябре, состоялся чин открытия храма. С тех пор церковные службы в Рождественской церкви в Городне прерывались только один раз – в декабре 1941 года, когда ее заняли фашисты. А в 2005 году рождественскую службу в храме Рождества Пресвятой Богородицы посетил Президент России Владимир Путин.

Благодаря усилиям Петра Бема удалось не только восстановить разрушенный храм, но и возродить церковную жизнь в селе. Есть интересный документ – своего рода «церковная перепись» всех священнослужителей Тверского уезда, сделанная в 1799 году по указу Тверской консистории. В этой переписи есть и храм Рождества Богородицы в Городне, и мы даже знаем имена людей, которые здесь служили.  Отец Димитрий жил при храме со своей женой и тремя детьми, здесь же жил дьякон Михаил с шестью детьми, а также вдовы прежних священников – вдовица Мария 55 лет и вдовица Аграфена 65 лет. Храму были выделены 154 десятины церковной земли, а в приходе поселились 680 крестьян мужского и женского пола. Но главное – церковная жизнь возродилась, и храм стал центром духовной и культурной жизни села.

А что же Петр Алексеевич Бем? Не осталось даже портрета этого человека, и мы можем только предполагать, что похоронен он в ограде храма в Городне, как один из самых щедрых благотворителей – однако могилы его найти не смогли. Зато по архивным документам удалось установить, что сын отставного бригадира, тоже Петр Бем, всю жизнь прожил в Городне, а его дочь, Анна Петровна Бем, вышла замуж за князя Урусова, который был в родстве с поэтом Михаилом Лермонтовым. Ее брат, которого тоже звали Петром, прославился тем, что в середине XIX века восстанавливал заброшенные рудники во Владимирской и Ярославской губерниях. Кроме того, он остался в истории как один из самых известных горных инженеров той эпохи. Петр Бем был награжден бриллиантовым перстнем из рук императора Николая Первого за открытие золотоносных месторождений в Сибири.

Владислав ТОЛСТОВ

 


507
Читайте также

«Я понял, что не хочу остаться в стороне»: За что тверского волонтера поблагодарил Президент России

«Я понял, что не хочу остаться в стороне»: За что тверского волонтера поблагодарил Президент России

Студент тверского колледжа получил благодарственное письмо от Владимира Путина

Дарина Дамаева поздравляет с Новым годом

Дарина Дамаева поздравляет с Новым годом

РИА «Верхневолжье» продолжает традицию новогодних поздравлений

В 2021 году начнется ремонт территорий у районных больниц в Тверской области

В 2021 году начнется ремонт территорий у районных больниц в Тверской области

Подъезды и парковки приведут в порядок у 72 медучреждений

Яндекс.Метрика
Тверские ведомости