Пятница, 14 августа / 08:14

16+
Дело пахнет керосином

Дело пахнет керосином

19.08.11 | 11:42

Печать
Дело пахнет керосином

 Линзы с нефтеотходами в районе поселка Мигалово специалисты называют экологической бомбой замедленного действия

 В РАЙОНЕ Тверского военного аэродрома в поселке Мигалово под землей «плещутся» тысячи тонн авиационного керосина, способные, по прогнозам специалистов, привести к экологической катастрофе, выходящей далеко за рамки региона. Несмотря на то, что факт наличия так называемых керосиновых линз неоднократно получал широкую огласку и о проблеме впервые заговорили еще в 1990­х годах, она остается нерешенной.

  Началась эта история еще при Советском Союзе в теперь уже далекие 1970­е. Авиационные полки, располагавшиеся на Мигаловском аэродроме, снабжали топливом по лимиту: если предыдущий лимит не использовался в полном объеме, следующий просто не выдавался. Был и еще момент, о котором поведал один бывший военный: зарплату летчикам платили в зависимости от количества и продолжительности полетов, а проверка производилась по объему израсходованного горючего. Вот военные и избавлялись от «излишков»: авиатопливо в течение многих лет просто сливали в землю, где оно смешивалось с грунтовыми водами. Что и привело к образованию целых подземных озер.

  Впервые о проблеме заговорили в 1993 году, когда, словами русской пословицы, гром уже грянул. В локальную водопроводную сеть поселка Мигалово через действующую артезианскую скважину попал керосин в виде водно­керосиновой эмульсии (при отстаивании десяти литров над поверхностью воды скапливалось около четырех сантиметров керосина). В течение трех месяцев водоснабжение трех тысяч жителей осуществлялось автоцистернами.

  В дальнейшем локальная сеть была присоединена к общегородской. На том и остановились. И о проблеме вновь забыли на целых 13 лет.

  В 2006 году Министерство обороны выделило средства на обслуживание и дальнейшую ликвидацию линзы нефтеотходов. Конкурс тогда выиграла московская организация ООО «Экопромторг», проводившая до этого подобные работы. В результате были определены границы линзы и общий объем загрязнения: 18 тысяч тонн. Это порядка семи–восьми железнодорожных составов. Проект, предложенный компанией, не требовал бюджетных средств, основывался на чисто коммерческом интересе и самоокупаемости и был рассчитан на пятилетний срок (два года интенсивной и три года остаточной утилизации, плюс последующая рекультивация почвы). И дело вроде бы пошло, но утилизация продолжалась лишь два года. Озеро стало меньше на одну шестую. Потом срок действия контракта истек. Дальше грянула реформа Министерства обороны, пролонгировать контракт военное ведомство почему­то не пожелало.

  Вновь о проблеме вспомнили уже осенью 2010 года, когда местные жители заметили «черных копателей“. Дельцы поставили бизнес на широкую ногу: откачивали керосин насосами через пробуренные и укрепленные керамическими трубами каналы и отстаивали в тут же вкопанных бочках. Оставшуюся зараженную воду просто сливали на почву. В результате образовалось целое озерцо с рыжей слизью. Но внимание СМИ тогда больше привлек факт воровства, нежели экологическая составляющая.

  Корреспонденту “» удалось пообщаться с Сергеем Лундиным, заместителем генерального директора компании «Еврохимпродукт», дочерним предприятием которой является ООО «Экопромторг», проводившее утилизацию нефтеотходов.

  – Эти линзы представляют прямую угрозу для экологии не только региона, но и страны, однако вопрос упорно не решается, – недоумевает мой собеседник. – Как только они просочатся в Волгу, все Иваньковское водохранилище покроется пленкой за сутки. То есть Московский водозабор, питающий водой жителей столицы, в одночасье станет непригоден к использованию. А главное, что керосин, в отличие от разлившейся нефти, с поверхности воды собрать невозможно. Но при всей серьезности ситуации смотреть правде в глаза никто не хочет, а словосочетания «экологическая катастрофа» при разговоре о данной проблеме почему­то настойчиво избегают.

  Формулировка «экологическая катастрофа» тем не менее присутствует и в официальных документах. В заключении Тверского филиала ФГУ «Центр лабораторного анализа и технологических измерений по ЦФО» Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору (Ростехнадзор) отмечается: «Проведение комплекса работ по очистке почв от загрязнения нефтепродуктами на аэродроме Мигалово поможет предотвратить возможную экологическую катастрофу». (Примечательно в данной ситуации и то, что сейчас в Прибалтике датские компании осуществляют аналогичные проекты по рекультивации почвы и очистке акватории Балтийского залива от розливов нефтепродуктов. Делается это за очень внушительные суммы. Тверской же проект, как уже было сказано, рассчитан на самоокупаемость, однако стимулом к каким­либо действиям это не служит. Парадокс!)

  К решению вопроса подключилась и независимая экологическая организация «Эка». Председатель ее Тверского отделения Максим Телицын рассказал о проблеме Губернатору Тверской области Андрею Шевелёву, а также обратился в Общественную палату Тверской области.

  – Когда поднялся шум с деятельностью «черных копателей», – вспоминает события прошлой осени Максим Телицын, – проверку проводила Тверская межрайонная природоохранная прокуратура и Государственная административно­техническая инспекция. Мы готовили пресс­конференцию и презентацию проблемы, но вопрос тогда почему­то заглох. Ни от упомянутых контролирующих органов, ни от Минобороны никакой конкретной информации общественность тогда так и не получила. Если поднимать вопрос сейчас, получится, что мы оперируем старыми данными. А получить новые просто нет возможности. Срок экспертизы, проводившейся центром лабораторного анализа и технических измерений и установившей объем загрязнителя в размере 15 тысяч тонн (именно такое количество осталось после двухгодовой откачки), истек в 2009 году, поэтому сейчас этими данными официально оперировать нельзя. Точные координаты расположения линзы тоже неизвестны.

  Как пояснил заместитель Тверского межрайонного природоохранного прокурора Дмитрий Антонов по итогам проверки, проведенной прошлой осенью, проблема была вынесена на уровень области, поскольку затрагивает два отдельных муниципальных образования. Департаменту природных ресурсов были выданы соответствующие предписания. Почти год назад. Однако воз, что называется, и ныне там. Копателей мы, конечно, не обнаружили, но скважины, пробуренные для добычи керосина, можно найти на месте и сейчас. Стоит спуститься с дороги в лесной массив, и соответствующий запах сразу же бьет в ноздри. Верхушки торчащих трубок прикрыты листами фанеры. На глубине видна жидкость. Что самое интересное, скважины располагаются почти вдоль дороги и буквально метрах в тридцати от ограждения воинского склада. А керосин там, по слухам, откачивали и до прошлогодних добытчиков. Оставаться незамеченным на таком месте в течение хоть сколько­нибудь долгого времени просто невозможно…

  На данный момент линзы в объемах увеличиваются вряд ли: сливать дорогое топливо в землю по нынешним временам вряд ли кому придет в голову. Но главная опасность, по словам специалистов компании «Еврохимпродукт», заключается в миграции линз. Направление их движения полностью зависит от грунтовых вод, с которыми они смешались. Если уровень грунтовых вод повышается, в соответствии с ним через верхний плодородный слой перемещается и линза. То же происходит и при понижении грунтовых вод. И если в Мигалове в направлении Волги под землей существует так называемый природный глиняный затвор, то в противоположную сторону, в направлении болота, питающего Тьмаку, такого затвора нет. Там почва песчаная. По негласной информации (другой почему­то никто не располагает), просочившейся из экоцентра Минобороны, из­за прошлогоднего жаркого лета линза мигрировала в сторону этого болота.

  Серьезные опасения в связи с существованием керосиновых линз вызывает и другой вопрос. Существует проект реконструкции Мигаловского аэродрома, предусматривающий на финальной стадии удлинение взлетно­посадочной полосы. В неофициальной беседе летчики поделились, что геодезические работы проведены, разворот полосы утвержден и на территории аэродрома в перспективе расположится летная бригада в количестве тысячи единиц летной техники, включая стратегическую авиацию. Если этот проект будут реализовывать, то при проведении работ по реконструкции летной полосы необходимо понижать уровень грунтовых вод. Когда в Бологовском районе на военном аэродроме в Выползове, где точно такая же линза, строили новую полосу, керосин там, по словам местных жителей, тек рекой.

  Проблема с розливом нефтеотходов, по словам Сергея Лундина, в любой момент может встать на повестку дня и в поселке Элеватор. На его территории существует предприятие госрезерва «Красная заря», где предположительно тоже находится линза. В прилегающих к объекту домах жители жалуются на характерный запах, идущий от водопроводной воды. Но если на территории воинской части в Мигалове о линзе имеются хотя бы старые данные, о «Красной заре» не известно ничего.

  Антон СТАРИКОВ

731
Читайте также

Гостиничный бизнес Тверской области возобновил работу

Гостиничный бизнес Тверской области возобновил работу

Усилены санитарно-эпидемиологические мероприятия

Яндекс.Метрика
Тверские ведомости