Четверг, 24 мая / 12:59

16+

Остров Скнятин

26.09.14 | 11:52

Печать
Остров Скнятин

В 1135 году Юрий Долгорукий основал на территории нашей области город. Но это была не Тверь. Город получил название «Константин» и расположился на высоком холме на устье Волжской Нерли, с одной стороны охраняя этот важный путь из Переславля­Залесского на Волгу, а с другой – контролируя саму Волгу, делающую здесь порядочный изгиб, хорошо просматриваемый с холма, который занял город.

Основание совпало с началом христианизации этого довольно дикого тогда края. «Юрий Володимерич Манамаш заложи град на усть Нерли на Волзе, и нарече ему Константин, и церковь в нем созда», – сообщает Никоновская летопись.

 

Константин – Кснятин – Скнятин

Прошли десятилетия и века. Город испытал несколько разорений: от татар в 1238 году, от своих русичей в ходе многочисленных усобиц – особенно заметным было разорение 1288 года. В какой­то момент эта древнейшая тверская крепость, один из «коренных» городов Тверского княжества, с которых оно и началось, превратилась просто в княжеский замок.

В начале XV века тверские князья вложили его в чтимую обитель под Тверью – Саввин монастырь на Тьме. Монастырю крепость на Волге была не нужна. Так от города, когда­то соперничавшего с Кашином величиной и значением, осталось одно городище.

Судьба «Константина», превратившегося сначала в «Кснятин», а потом и вовсе в «Скнятин», ничем не отличалась от судьбы других сел. Деревянные храмы в нем сменяли друг друга до постройки каменного в начале XIX века, а его не пощадил XX век. Но гибель храма совпала здесь с гибелью всего – включая и землю, на которой стояло село и окрестные деревни. В 1939 году по этим местам разлились воды Угличского водохранилища.

 

На «ладье» по Волге и Кашинке

В начале сентября нынешнего года мне довелось побывать в этом «китеж­граде», одном из многочисленных «китежей» на Волге. Надо сказать за это огромное спасибо экипажу баркаса, гордо именуемого «ладьей» (хотя это, конечно, никак не ладья, разве что слегка стилизованная) под названием «Афанасий». Капитан этого судна Владимир Мартынов иногда катает по Кашинке туристов – в частности, они плавают в древнее село Кожино, где когда­то родился преподобный Макарий Калязинский и куда дорога по суше проблемна.

Путешествие в древний Константин–Скнятин стало своеобразной экспедицией, в которой приняли участие кашинские краеведы и журналисты. Инициатором выступило объединение «Кашин­град» (Ярослав Прокофьев, Ольга Никитина и другие). И автор из «Тверских ведомостей» к ним присоседился.

На воде хорошо! Несмотря на то, что волжские водохранилища вообще­то жутковаты, обильны больной рыбой, а застойная вода имеет не самый приятный запах, они давно являются местом массового отдыха. Правда, приставать к берегам, если вы не договорились о стоянке заранее, здесь не рекомендуется. Почти везде береговая линия кому­то принадлежит, хотя бы даже формально она оставалась незастроенной. Единственным приемлемым местом для остановок являются острова.

 

Острова и причалы

Островов много. Маленькие, заросшие камышом с отдельными ивами и олешником. Большие, с целыми сосновыми грядами. И огромные, не острова скорее, а участки суши, отделенные мелкими протоками от «большой» земли. Все они, к счастью, могут служить местом, где вы сможете предаться прекрасной рыбалке, а спокойная прохлада и простор обнимут вас, подарят чувство легкости и свободы. Если, конечно, для вас останется место. В сезон туристы на них сидят чуть не друг у друга на головах.

«Афанасий» неоднократно тыкался в разные места в поисках причала. На Угличском водохранилище это даже в сентябре сделать очень непросто. Береговая линия как таковая условна. Нерль у устья была очень извилистой рекой. Мели и глубокие ямы на старом русле сменяют друг друга с калейдоскопической быстротой, а для лодки с глубокой осадкой здесь особенно тяжело.

Причины довольно экзотические. В одном случае мы преодолевали не видную под водой на глубине менее полуметра старую железнодорожную насыпь, которая тянется чуть не поперек всего водохранилища. В другом подойти к месту старого храма мешают огромные мели, образовавшиеся из­за размывания старого кладбищенского холма. Но кое­где старый коренной берег Волги и Нерли почти совпадает с нынешним. В одном из таких мест мы и пристали к острову Скнятино.

 

В «китеж­граде»

Как и ожидалось, остров оказался плотно населен – туристами и… белками. Последние людей совсем не боялись. А туристические палатки были расставлены так густо, что на одиночество здесь точно можно не рассчитывать.

Позднейшее село и церковь находились на так называемом «Могильном» острове – длинном узеньком гребне почти затопленной суши, в паре с соседним островом Синичино образующем посередине водохранилища створ, дающий представление о старом русле Волги, когда­то здесь протекавшей, как в песне, «меж крутых бережков». Городище расположено по соседству, частично на соседнем острове Скнятино – он местами метра на два поднимается над водой.

Как мы и ожидали, городище оказалось частично затопленным, частично размытым, а частично варварски разрытым. Следы ям от металлоискателей довольно свежие, и потомки крестьян, отыскивающих «…много каменных орудий и других предметов древности», надо полагать, поживились здесь находками высочайшего уровня. Вот только думали ли они, что оставляют после себя окончательно загубленную историю, чудом уцелевшую в безумном катаклизме XX века?!

Что отрадно – на местах храма и города стоят поклонные кресты. Их установили московские школьники, стоящие здесь лагерями со своими преподавателями каждое лето.

Ну и в заключение. Стоит ли туда ехать? Пожалуй, да. Впечатления противоречивые, но своеобразные. Волжская «Атлантида» явится в виде старых гранитных опор мостов, почти ушедших в воду, обрывах старых берегов с деревьями, помнящими еще Пушкина (есть такие в соседнем селе Никитском на калязинском берегу водохранилища). Наконец, острова – это почти всегда бывшие деревни, с богатой историей, мельницами и полями и лугами. Не все из этого кануло бесследно, останки кое­какой истории можно увидеть своими глазами.

 

Но больше всего удивительно задуматься над превратностью человеческих судеб. Почему одни города, основанные в одно время одним человеком, разрослись до одной из мировых столиц, а другие, ничем их не худшие, исчезли в рукотворной бездне, ради водо­ и электроснабжения той столицы? Вопрос, понятно, однозначного ответа не имеющий. Но, медленно обозревая волжский простор, вы его себе наверняка зададите…

Павел ИВАНОВ

Фото автора Калязинский район

Читайте также
Владимир Путин отметил трудовые заслуги жителей Верхневолжья

Владимир Путин отметил трудовые заслуги жителей Верхневолжья

Указом Президента России награждены артистка ТЮЗа и преподаватель

Жители Твери готовы полететь в космос

Жители Твери готовы полететь в космос

Исследователи сети “Фотострана” опросили 800 респондентов и выяснили, хотят ли жители Твери полететь...

Татьяна Соцкая: Молодёжь не нужно было уговаривать участвовать в демонстрации

Татьяна Соцкая: Молодёжь не нужно было уговаривать участвовать в демонстрации

Директор Тверского медицинского колледжа - о Первомайской демонстрации

Тверские ведомости