Вторник, 23 января / 17:00

16+

Поколение «Ты», поколения «Я»…

13.12.17 | 11:52

Печать
Поколение «Ты», поколения «Я»…

А еще у Шекспира есть примечательная фраза, вложенная в уста шута: «Отходи в сторону, когда с горы катится большое колесо, чтобы оно не сломало тебе шею». Также и премьера «Отцов и детей» бодро вкатилась на сцену Тверского театра драмы на велосипеде.

Все перечисленные фразы вполне подходят для раскрытия концепции произведения. Герои попеременно в разных эпизодах ездят по сцене и по проходам на двухколесных «железных конях». Это придает действию динамизм, не дает ему увязнуть в диалогах.

Идея, которую обозначает главный герой, доктор медицинских наук Евгений Базаров, революционна для своего времени. «Ничего не принимать на веру и все подвергать критике» для Российской империи второй половины XIX века действительно звучит как призыв к смене умонастроений.

И, наконец, фигура центрального персонажа взаправду несется, как колесо, опережая свое время, сметая все на своем пути. Есть ли продуманная траектория у этого «опознанного летящего объекта»? Пока, как подметил сам Евгений Васильевич, такие, как он, лишь «расчищают место».

Действие происходит в 1859 году. Велосипеды стали приобретать очертания, которые нам знакомы, лишь спустя четверть века. Но это – художественная условность. Как и костюмы студиозусов Евгения и Аркадия, экстравагантно, вполне по­-современному выглядящие.

Нигилист всея Руси ходит в мантии, напоминающей сутану, за спиной – рюкзак, будто взятый из «винтажной коллекции» максимум позапрошлого года. Все одеяние черное. Темные волосы острижены под каре. На Кирсанове легкая серая мантия, схожий по модели с базаровским ранец.

Более традиционно выглядят «отцы». Да и их суждения, соответственно, кардинально отличаются от мнений «детей». Базаров приезжает в гости к своему товарищу Кирсанову. И вот во время одного из обедов вспыхивает спор. По одну сторону барьера Павел Петрович (Андрей Журавлёв), дядя Аркадия (плюс отец Николай Петрович), по другую – Евгений Базаров (плюс Аркадий). Восприятие мира через призму аристократизма и помещичества против жажды жить по­-новому, доверять не титулам, званиям и словам, а делу.

Но не все так однозначно. Во-­первых, не стоит рассматривать постановку с политической (или только лишь с такой) точки зрения. Ведь, в общем­-то, «отрицание всего» – это, скорее, образ мысли и модель повседневного поведения. Метод, а не самоцель. Во-­вторых, для того времени идеи были столь новаторские, что не на­шли отражения в «реальной» политике.

Тарас Кузьмин очень четко уловил интонацию «отрицателя». Каждую минуту проживания на сцене он готов отстаивать «новый взгляд на вещи». Но только получается, что по большей части это – бытовые споры со старшими или намеренное бегство в свой мир от серьезных вопросов.

Стоит отметить, что, прямо следуя названию, складывается «тандем» отцов и детей и в труппе. На сцене появляется сын Тараса Кузьмина – Лев в роли Базарова в детстве.

Сергей Бескакотов просто пышет энергией! Его Аркадий – это неунывающий «юноша бледный со взором горящим». Видно, что он многое перенял у старшего товарища, но все это наносное. И если даже у Базарова это кажется скорее позой, то у Кирсанова и подавно. Герой и курит украдкой, и встает на защиту нигилизма с опаской, и спорит с другом, опираясь хоть на какие-­то, условно говоря, незыблемые истины.

Самой пронзительной оказывается сцена, когда после трех лет вынужденного отсутствия «Енюша» Базаров через три дня уезжает от родителей. Вячеслав Грибков, играющий Базарова­-старшего, всего лишь прячет лицо в шляпу, скрывая слезы, а у зрителей уже сердце кровью обливается. И все это происходит на черном фоне, когда луч света выхватывает то спешащих куда­то на велосипедах, то рассуждающих за вечерним чаем, то говорящих о любви, когда сон переплетается с явью.

В целом в действе есть элемент притчевости. Евгений Базаров спускается с университетских вершин, где он выстроил стройную систему «полного и беспощадного отрицания». И этот принцип ждут испытания «в миру», в уездном городе N. И чувствами, и религией, и даже схваткой. В определенный момент корабль дает течь.

Все начиналось и заканчивается проездкой, круг замкнулся. Мир колесом крутится дальше. Базаров палкой выпадает из него.

Степан КАМЕНЕВ

фото: сайт Тверского драмтеатра

Читайте также

Сотрудники ГИМС ежедневно патрулируют водоемы Тверской области

Сотрудники ГИМС ежедневно патрулируют водоемы Тверской области

В праздничные дни граждане по-прежнему выходят на неокрепший лед

60 литров «левой» незамерзайки изъяли в одной из торговых точек Твери

60 литров «левой» незамерзайки изъяли в одной из торговых точек Твери

Стеклоомывающая жидкость продавалась без соответствующих документов, подтверждающих её безопасность