Воскресенье, 24 июня / 02:09

16+
Портрет семейства на фоне дороги

Портрет семейства на фоне дороги

12.09.14 | 11:50

Печать
Портрет семейства на фоне дороги

– Хотите письма посмотреть? – обитатель старой железнодорожной будки у станции Осеченка Сергей Васильев почему­то расположился к нам. – Я их нашел, когда старую печку разбирал.

Перед нами небольшая пачка писем, аккуратно собранных, упрятанных и… потерянных. Почему? Это загадка. Все письма датированы 1908–1909 годами, что само по себе редкость, поэтому мы с вышневолоцким краеведом Денисом Ивлевым решили в них разобраться.

Адресованы они были как раз обитателям этой будки, железнодорожному сторожу Трофиму Николаевичу Николаеву и его супруге Ольге Егоровне.

Лишь одна открытка в переписке оказалась от шурина Михаила Егоровича, уведомившего родню о переезде в Лихославль. Все остальные письма – от детей.

Попробуем представить себе хронологию событий в этой семье. Итак, в 1908 году сына Михаила призвали на действительную службу. Он проходил ее в 63­м Углицком полку, стоявшем в Польше. Почтовые штемпели его писем – Волковыск и Гродно. Бланки для писем солдатам, видимо, выдавались или продавались свои, военные. Два письма (на Рождество 1908 года и Пасху 1909­го) – это настоящие памятники эпохи. Почти открытки, с картинками идиллической военной службы – с самоварами в палатках, турничками, гармонями и бравыми солдатиками. Михаил был самым образованным из братьев, писал сравнительно без ошибок, три четверти его писем занимают поклоны.

Вот он пишет в сентябре 1909­го: «Многоуважаемым дорогим моим родителям Папашке Трофиму Николаевичу и мамаши Ольги Егоровны, и братцу Александру Трофимовичу и сестрицы Веры Трофимовны, и братцу Константину Трофимовичу и зятю Касьяну Антиповичу и сестрицы Прасковьи Михайловны, и зятю Ивану Васильевичу и сестрицы Стефаницы Михайловны, и всем вообще я Вам низко кланяюсь и желаю от Господа Бога доброго здоровья, и в делах Ваших скорого и счастливого успеха, и еще ниско кланяюсь я тете Лизы с детками Тоней и Лелей, и еще я ниско кланяюсь я крестинику и куму и куме, и еще Вашему сменщику Егору Корнилычу и жене его и всем знакомым и родным я низко кланяюсь...».

За приветами у Михаила Трофимовича не так много места оставалось для того, чтобы писать по существу. Вот отрывок из другого его письма:

«И при этом уведомляю я Вас, дорогие мои Родители и братцы и сестрицы и зятки, что я деньги получил 3 руб., за которые чувствительно благодарю я Вас всех, что Вы еще покаместь меня не забываете, за что я очень благодарен. Бог даст, может и я отслужусь и Вас не забуду, если даст Бог житья да здоровья. При том уведомляю я Вас дорогие мои родители Папаша и Мамаша, и братцы и сестрицы и зятки, что живу все слава Богу, и осталось до Паски всего только 3 дня, винца 1 бутылочку я запас и булочек и очень, очень всем доволен».

Это письмо Михаил написал к Пасхе 1909 года. На предыдущее Рождество у него в кармане было лишь 5 копеек.

Еще несколько писем были получены из Бологого. Сначала писала Стеша, то есть Степанида. Не сильно грамотно, зато сразу по существу. Стеша, видимо, выросшая в семье тетки без матери, обращалась к Трофиму Николаевичу и Ольге Егоровне «Мама и Папа»! В июне 1909 года она писала:

«Папа и Мама, если желаете Веру к нам отпустить в Бологое таргавать в первый год ей без жаловане, толко если заслужит. А на другой гот дадут. Ночеваит хочет у меня, хочет там. Для ей будет дела прийти в магазин, вытереть пыль с выручек и чего заставят с полок и вытереть в магазине мокрой тряпкай пол». Да, и: «…тока если Ана приедет, то пускай захватет черную юпку – надо ходить почище». В конце письма Стеша рисует радужную перспективу: «…будет мастерица с Петербурга, будут брать девочек в слабодная время, еси она хочет… и Ана бы получила бы Абразование и Ана может получить хорошее место через гот».

Мать, естественно, с тревогой в сердце, но отпустила Веру с родительским благословением. Поначалу в письмах от Стеши и Веры (август 1909­го) слышны обычные нотки обустройства на новом месте:

«Приезжайте к нам в гости, мама привези мне одеяло и сшейте мне полто. И передайте привет Мише и Саша приезжай в гости, потому что тебе напризыви.

Мама приезжайте, пожалуйста, и просим родительского благословения, которое вовек нерушимо».

Едва ли мать, конечно, смогла приехать – работа, да и не так много денег было у жены сторожа. Но вот в октябре 1909 года от Веры приходит прелестная открытка (кто учился в чужом городе, тот поймет!):

«По Николаевской Ж.Д. Станция Осеченка. Линейному сторожу Трофиму Николаевичу Николаеву.

Дорогим моим родителям Папа и Мама, от Вашей любимой дочери Веры и Стени, и от Вани. Посылаем мы вам прениский поклон, еще кланяемсы братцу Шуры и братцу Кости. Меня хозяйка пустила и я еду с соборным в 6 часов вечера. Мама, до меня не ходите в баню. Мама и Папа, справте мне с поезда, мама и папа да стопите баню, я еду к вам во вторник, мама и папа, меня хозяйка пустила!»

По­видимому, у Веры жизнь начала складываться. От нее было еще письмо самого конца 1909 года, но у нас от него остался только конверт. Почему­то писем от детей после начала 1910 года не осталось – может быть, дети не так часто писали, а может быть, что­то случилось…

 

К сожалению, фотографий героев не сохранилось и уж, конечно, мы не можем знать, что стало с этой семьей потом. Но тем и интересно изучать историю – вдруг внезапно врывается яркий свет на случайное место, чтобы потом опять мрак неизвестности опустился на него на многие десятилетия и века…

Павел ИВАНОВ

Фото автора Вышневолоцкий район

Читайте также
Жители Оленинского и Торжокского районов встречают Волжский Крестный ход

Жители Оленинского и Торжокского районов встречают Волжский Крестный ход

Утренняя литургия прошла в храме Новомучеников и Исповедников в Оленино

В Красном Холме заложили аллею памяти

В Красном Холме заложили аллею памяти

Аллея памяти посвящена полицейским, погибшим при исполнении

В Калязинском районе подвели итоги 2017 года

В Калязинском районе подвели итоги 2017 года

Константин Ильин представил вниманию коллег подробный доклад

Яндекс.Метрика
Тверские ведомости