Четверг, 4 марта / 02:33

16+
Представитель тверской экономической школы предлагает перейти от глобализации к локализации

Представитель тверской экономической школы предлагает перейти от глобализации к локализации

Представитель тверской экономической школы предлагает перейти от глобализации к локализации
фото: архив редакции

1.jpgДиректор Института экономики и управления ТвГУ Давид Мамагулашвили ставит диагнозы прошлому, выписывает рецепты настоящему и взглядом острее, чем рентген, проницает будущее.

Испытание короной

– Давид Ильич, как пандемия повлияла на экономику мира, страны, области?

– Коронавирус стал проверять нас на прочность – экономическую, психологическую, медицинскую. Мы узнали свои сильные и слабые стороны, и в условиях пандемии беспокоит и вызывает вопросы глобализация, идею которой продвигает Запад. Оказывается, не так с ней все лучезарно. Достаточно было случиться пандемии, чтобы накануне Нового года Великобритания осталась без овощей и фруктов – поставки из Европы были остановлены. То есть глобализация с точки зрения выживаемости – плохо. Нам нужно вынести свой серьезный урок. Россия – это такое территориальное, культурное и психологическое образование, что у нас должно быть всё. Не должно быть таких отраслей, которые мы сами не развиваем и не контролируем. Правда, есть одна беда, которая мешает все это сделать: недостаток трудоспособного населения. Существуют катастрофические прогнозы, что к 2050 году в России может остаться 125 миллионов человек.

В общем, коронавирус показал нам и всему миру, что бдительность терять нельзя и надо быть готовым к любым вызовам. А еще надо серьезнее относиться к своей экономике. Не стоит слишком активно участвовать в мировом разделении труда. От глобализации нам надо перейти к локализации.

Сработали на «четверку»

– С поправкой на эту заразу, какую оценку вы бы поставили экономике Тверской области по итогам 2020 года?

– Не могу ее оторвать от страны, а наша страна, к сожалению, сейчас недополучит в виде налогов и сборов значительный объем средств, примерно 25% ВВП. Это связано с закрытием предприятий, перебоями в снабжении. Малое предпринимательство получило сильный удар, люди остались без работы. Наглядным показателем ущерба служит рост цен, который мы наблюдаем и который пытаются сдерживать искусственно.

И все-таки экономика Верхневолжья пострадала меньше, чем в многих других регионах.  Мы не понесли ущерба, кото­рый мог бы возникнуть в случае неловких действий властей. Могу точно сказать, что ошибок наша региональная власть не допустила, а если где-то и допустила, то их доля мизерна. Еще в начале пандемии были предприняты правильные шаги: тщательный анализ предприятий, переводимых на самоизоляцию, плавность этого перехода, поддержка стратегически важных отраслей, в том числе малого предпринимательства. В общем, был реализован целый перечень программ. Это дало Тверской области видимый и достойный результат, а ведь есть и очень пострадавшие регионы, которые были близки к тому, чтобы объявить себя банкротами.

Возвращаясь к вопросу об оценке региональной экономики, я бы сказал, что в 2020 году она сработала на хорошую «четверку».

Новые задачи – новые кадры

– То есть, как ученый-экономист экономическую политику властей в кризисных условиях вы одобряете.

– Мне понравился взвешенный подход к отраслям, учет взаимосвязей между ними. Ведь остановишь предприятие одной отрасли – это скажется на других. Отмечу разный темп перевода на удаленную работу и возвращения в привычный режим. Порадовала своевременная помощь отдельным компаниям и целым отраслям. Можно сказать, что в заданных условиях ограниченных ресурсов сработали хорошо. И здесь я хочу похвалить работу четырех областных министерств: экономического развития, промышленности, социальной защиты и, конечно, здравоохранения. Минздрав работал, можно сказать, в режиме военного времени и вполне доказал свою боеспособность. Столкнувшись с серьезным вызовом, медики с принятием решений не запаздывали. Можно ли было работать еще эффективнее? Это губернатору виднее, отсюда и последовавшие кадровые решения. При этом, мне кажется, в народе мнение о врачах в целом стало лучше. Возникло понимание, что это люди, которые каждый день на передовой.

– Вы говорили, что за три года становится очевидна профпригодность того или иного министра. Однако в тверском регионе кадровые решения принимаются значительно быстрее. Чем, по-вашему, это обусловлено?

– Думаю, что играют роль несколько факторов. Первый – субъективное мнение губернатора, которого что-то не устраивает в том или ином сотруднике. Второй – личные обстоятельства самого чиновника. В-третьих, человек может проявить себя с отрицательной стороны гораздо быстрее трех лет. Наконец, губернатору могут требоваться совершенно новые темпы работы под новые задачи, и он подбирает специалистов, обладающих таким складом ума и такими навыками.

Кому я должен, всем прощаю

– Что по итогам 2020 года внушает оптимизм в сфере промышленности?

– Региональному правительству удалось сохранить ее потенциал, кадровый состав, технологии. У нас не были разрушены сами устои, в отличие от некоторых территорий. Это создает уверенность, что при улучшении ситуации наши предприятия заработают в полную силу и достаточно быстро выйдут на докризисный уровень. При этом лет 25–30 в стране продолжает существовать проблема с оборотным капиталом, с длинными кредитами. Федеральный минпромторг пытается решить эту задачу через создание региональных фондов развития промышленности, где одна компания может получить льготный кредит до 20 млн рублей на полтора года. Эта мера господдержки способна заложить хорошую основу для дальнейшего рывка. Вопросам пополнения оборотного капитала надо уделять больше внимания на федеральном уровне. Деньги в казне для этого есть – в различных фондах лежат до 30 трлн рублей.

И их можно направить на поддержку малого и среднего предпринимательства – крупный бизнес выход найдет сам. И еще: надо прощать долги. Не отсрочивать, а прощать. Бизнесу надо реально помогать прямо сейчас, иначе в обозримой перспективе можем потерять целый ряд потенциально сильных предприятий.

Нужна преемственность

– А чем вас порадовало в отчетном году сельское хозяйство?

– Стабильностью. Тем, что положение не стало хуже. Вообще, село – это то направление, которое должно получить заслуженное внимание. Когда я говорю о локализации экономики, надеюсь на кратное увеличение помощи нашему агросектору. Да, возобновляется газификация Тверской области, сельхозпроизводители могут рассчитывать на господдержку. Но это элементы, которые надо собрать в общую систему. Надо вкладывать средства, чтобы сельское население оставалось жить на своей исторической территории, чтобы горожане захотели переехать в деревню, тем более что современные технологии позволяют работать удаленно. Так что локализация, с моей точки зрения, должна быть направлена на подъем сельского хозяйства России.

Полгода на лечение, полгода на рост

– Губернатор жестко предостерег чиновников от неисполнения пунктов инвестпрограммы из-за некачественного подбора подрядчиков. Ведь это влечет возврат денег в госбюджет и удар по репутации областной власти.

– Я сторонник того, чтобы бюджетные средства, выделяемые нашей области, осваивались предприятиями, зарегистрированными на территории региона. Понимаю и опасения губернатора. Дело в том, что некоторые виды работ требуют совершенно иного уровня и качества подхода, которые не все наши предприятия способны обеспечить. С другой стороны, бизнес быстро учится. Вспомним, какие у нас были дороги до прихода Игоря Рудени и какие теперь. То, что умели только столичные дорожники, теперь могут делать и наши. Бизнес должен обновлять свои технологии и отвечать за качество работ, здесь губернатор прав. Однако нужна и прозрачность процедуры выбора подрядчика, который может быть обременен и «теневыми» условиями договора.

– Что бы вы посоветовали Игорю Рудене на сегодняшнем этапе?

– Как директор Института экономики и управления ТвГУ хотел бы пожелать, чтобы идея локализации стала полновесно реализовываться в нашем регионе. Чтобы в определенном смысле Верхневолжье стало независимым от импорта и чтобы Игорю Рудене удалось реализовать все свои идеи, начиная от сельского хозяйства и вплоть до тяжелой промышленности, к примеру, возрождения Савеловского станкостроительного завода. Тогда наш регион будет выглядеть гораздо привлекательнее.

– Каким вам видится 2021 год? Что он принесет экономике, а что – простым людям?

– В 2021 году вся наша и политическая, и экономическая система будет работать на то, чтобы компенсировать последствия тяжелого пандемического 2020-го. Первая половина года станет временем залечивания ран, мы будем бороться за то, чтобы ситуация не ухудшилась. Есть некоторая надежда, что у населения появится коллективный иммунитет, да и всеобщая вакцинация поможет. В связи с этим я не вижу резкого роста экономики до лета, однако не вижу и ухудшения. А осенью просматривается некоторый подъем – если, конечно, в основном победим пандемию.

Дмитрий ХОДАРЕВ

Фото: архив Давида Мамагулашвили и газеты «Тверские ведомости»


354
Читайте также

Семейная копилка: исключаем лишние расходы

Семейная копилка: исключаем лишние расходы

Многодетным, чтобы воспользоваться налоговыми льготами, необходимо написать заявление

Почта России будет развивать инклюзивную среду вместе с Всероссийским обществом глухих

Почта России будет развивать инклюзивную среду вместе с Всероссийским обществом глухих

Адаптация инфраструктуры Почты для людей с ограниченными возможностями

Яндекс.Метрика
Тверские ведомости