Пятница, 19 июля / 19:14

16+
Ретроспектива. Бежечанин в небе Украины

Ретроспектива. Бежечанин в небе Украины

Ретроспектива. Бежечанин в небе Украины

К 105-­летию нашего земляка – Героя Советского Союза Петра Михеевича Иванова (1913–1943)

Изучение биографий наших земляков-­героев превращается нередко в историческое расследование, и поражаешься тому, что за 70 с лишним лет никто этого не сделал. Ведь были живы однополчане, земляки, родственники… Сейчас выяснить истину гораздо труднее.

Ни в одном из известных мне документов и исторических трудов нет правильного написания названия бежецкой деревни, в которой родился Герой Советского Союза истребитель­-ас Пётр Иванов. На его могильной плите в воинском мемориале в Запорожье выбито золотом, что здесь лежит Пётр Михайлович Иванов, командир 816­-го авиаполка, родившийся в селе Самарово Калининской области. В действительности его звали Пётр Михеевич, командовал он 866-м авиа­полком, родился в деревне Саморядово Тверской губернии. Пять принципиальных ошибок в одной надписи, причем сделанной на захоронении Героя, то есть ошибки утверждены официально!

После этого уже не кажется удивительным, что во многих документах (даже в представлении к званию Героя) деревню именуют Самородово, и поэтому бесполезно искать ее в таком написании на карте Тверской области. В некоторых справочниках местом рождения Петра Иванова называется деревня Новотулка Саратовской области, куда их семья переехала гораздо позднее. В одном военном труде запутавшиеся в неувязках историки написали: «Родился в деревне Самородово (Новотулка)», объединив селения Тверской и Саратовской областей.

Итак, Пётр Михеевич Иванов родился 19 октября 1913 года в не существующей ныне деревне Саморядово Бежецкого уезда Тверской губернии. Мы нашли ее на левом берегу речки Лезенки, близ старинной дороги, что вела от Бежецка на север уезда – в нынешний Молоковский район. К западу от деревни лежит обширнейшее болото, а со всех других сторон – поля, где бежецкие крестьяне выращивали рожь, овес и лен. Жившая в это время в соседнем Слепнёве и создавшая здесь великие поэтические творения Анна Ахматова писала в автобиографии об этой местности: «…распаханные ровными квадратами на холмистой местности поля, мельницы, трясины, осушенные болота, «воротца», хлеба, хлеба». А меж ними, как она писала в «Белой стае», –

Таинственные тёмные

селенья –

хранилища

бессмертного труда.

Пока не удалось выяснить, когда и при каких обстоятельствах семья Ивановых переехала в Саратовскую область и сколько лет там провел Пётр, но известно, что с 1930 года он жил в Златоусте, окончил там семь классов и школу фабрично­-заводского ученичества при заводе имени Ленина, затем работал токарем на этом заводе. В 1933 году его призвали в Красную Армию, и он, окончив военную школу пилотов в Севастополе, служил в звании лейтенанта младшим летчиком в 56­-й истребительной авиабригаде Киевского военного округа.

Вскоре Петру Михеевичу в числе советских летчиков­-добровольцев довелось участвовать в гражданской войне в Испании против фашистов. С августа 1937 года за семь месяцев он совершил на самолете И­-15 около 50 боевых вылетов, участвовал в нескольких воздушных боях. Воевал храбро и умело, был награжден орденом Красного Знамени. Вернувшись на родину, он командовал эскадрильей в Киевском военном округе. Свое мастерство и боевой опыт нашему земляку довелось применить и в «зимней войне» с финнами 1939–1940 годов. Так что к боям Великой Отечественной войны капитан Иванов пришел уже с семилетним опытом сражений с врагами.

Он воевал на Юго-­Западном, Сталинградском и 3-­м Украинском фронтах. Особенно ярко летчик­-истребитель Иванов проявил себя в 866-­м истребительном авиаполку, в командование которым вступил весной 1943 года. В составе 288-­й истребительной авиадивизии полковника Бориса Смирнова полк участвовал в Курской битве.

В военно-­исторической литературе есть описание нескольких схваток Иванова и его истребителей с фашистскими самолетами. Так, 22 августа 1943 года, приняв информацию о появлении большой группы фашистских бомбардировщиков, командир полка майор Иванов поднял в воздух все исправные машины – 22 самолета Як­-1 – и сам повел их в бой. Близ линии фронта наши летчики встретили 48 бомбардировщиков Ju­87 и 8 истребителей Me­-109 и FW­-189, шедших плотным строем и имевших целью нанесение удара по нашим наступающим войскам у села Долгенького Харьковской области. Несколько наших самолетов переключили на себя внимание вражеских истребителей, а основная часть группы во главе с командиром полка активно атаковала бомбардировщиков. Иванов дал прицельную очередь по головному «юнкерсу» и поджег его. Уже после первой атаки враг потерял 4 бомбардировщика, строй их был нарушен, а бой только разгорался. Истребители имеют преимущество в скорости, и наш земляк быстро догнал нового вражеского лидера. Тот применил хитрый тактический прием, имитировав повреждение, выпустив дымный след и обозначив беспорядочное падение. Но Иванову этот прием был известен еще по боям в Испании, поэтому он продолжил преследование и на малой высоте расстрелял «юнкерс», вогнав его в землю. За 23 минуты боя немцы потеряли 10 машин и не сумели отбомбиться. Наша группа вернулась на аэродром без одного самолета, приземлившегося с повреждением в другом месте.

Уже на следующий день майор Иванов во главе 26 истребителей провел бой над селом Бражевкой с 66 бомбардировщиками и 20 истребителями противника. Несмотря на огромный численный перевес врага, вновь удалось предотвратить бомбардировку наземных войск, сбив при этом 14 немецких самолетов. Два из них, как и накануне, уничтожил командир полка.

Наступило утро другого дня, и в районе села Долгенького 18 «яков» 866­-го полка во главе с командиром встретились с 68 фашистскими самолетами, сбив 8 из них. Таким образом, только в течение трех дней были уничтожены 32 самолета врага.

В битве за Днепр осенью 1943 года действия летчиков-­истребителей 866­го полка спасли тысячи жизней пехотинцев, артиллеристов и танкистов, переправлявшихся через реку. Комдив полковник Смирнов писал об Иванове в книге «Небо моей молодости»: «Его полк был лучшим в дивизии и выполнял самые сложные задания». К этому времени Пётр Михеевич был награжден уже тремя орденами Красного Знамени.

15 октября, за четыре дня до 30-­летия, Иванову было присвоено звание подполковника.

За два года войны он 299 раз поднимался в воздух на боевые задания, прикрывая войска, сопровождая штурмовики и бомбардировщики, вылетая на штурм войск и аэродромов противника, на разведку, корректировку артиллерийского огня и перехват вражеских самолетов. В 80 воздушных боях наш земляк сбил 17 самолетов противника.

Последний бой он провел в небе Правобережной Украины, над Нижней Хортицей, 28 ноября 1943 года. На его небольшую группу истребителей вышли 6 «мессеров» и «юнкерсов». Подполковник Иванов вместе с ведомым, лейтенантом Колдуновым, завязал воздушный бой. Внезапно еще одна пара «мессеров» атаковала самолет командира сверху и сзади и подбила его. Як-­1 стал пикировать, в 300 метрах от земли Иванов выпрыгнул с парашютом, но он порвался, зацепившись за хвостовое оперение. Летчик упал на берег Днепра и умер от полученных ран и сильных ушибов.

26 октября 1944 года подполковнику Петру Михеевичу Иванову посмерт­но было присвоено звание Героя Советского Союза. Его 866-­й истребительный Измаильский ордена Суворова авиационный полк участвовал в освобождении Западной Украины, а затем в боевых действиях над территорией Румынии, Болгарии, Югославии и Венгрии.

7 ноября 1944 года в районе югославского города Ниша произошла трагедия, в которой достойнейшим образом проявил себя 866-­й истребительный авиаполк. Две группы американских самолетов Р-­38 «Лайтнинг» одна за другой атаковали колонну советских войск – якобы по ошибке. Было убито до 20 советских солдат и офицеров, в том числе командир стрелкового корпуса генерал Котов и командир дивизии генерал Степанов. Для отражения налета в воздух поднялась эскадрилья истребителей во главе с Героем Советского Союза Александром Колдуновым. Рискуя жизнью, он приблизился к американским самолетам, показывая им красные звезды на фюзеляже, но был обстрелян, а два советских самолета «союзники» сбили. Ответным огнем были уничтожены три самолета США, в том числе одного сбил Колдунов, но, конечно, в список боевых побед его нашему летчику не засчитали. Наконец, ему удалось добиться прекращения боя, поставив свой самолет буквально перед носом ведущего группы американцев.

Произошел огромный дипломатический скандал. Сталин был в гневе, американцы признали ошибку, президент Рузвельт принес извинения за «досадный инцидент», сославшись на потерю американскими экипажами ориентировки. Представители США утверждали, что их самолеты шли штурмовать фашистские войска, отступавшие из Греции в Триест. Ошибка на 400 километров?! Есть имеющая право на жизнь версия, что американцы планировали нанесением столь жестокого удара по русским заставить нас ввести в свои штабы союзных наблюдателей (об этом было прямо сказано Сталину послом США Гарриманом), чтобы более полно контролировать и распознавать намерения СССР в Европе. Сталин категорически отверг это предложение.

Александр Иванович Колдунов, ведомый нашего земляка, взращенный Петром Михеевичем Ивановым в аса, стал дважды Героем Советского Союза, главным маршалом авиации, главнокомандующим войсками ПВО страны и заместителем министра обороны СССР. Его служебную карьеру оборвал полет немецкого пилота-­любителя Матиаса Руста в 1987 году с приземлением у Красной площади.

В честь Героя Советского Союза Петра Михеевича Иванова названа улица в Запорожье, которое он освобождал. А вот надпись с пятью смысловыми ошибками на его надгробной плите в воинском мемориале надо бы аккуратно заменить на правильную.

Михаил СЛАВИН

Читайте также
О тверском "Народном путеводителе" рассказали на форуме "Реки России"

О тверском "Народном путеводителе" рассказали на форуме "Реки России"

Тверская область принимает Национальный форум «Реки России»

На новую часовню в Тверской области установили золотой купол

Яндекс.Метрика
Тверские ведомости