Суббота, 18 августа / 15:27

16+
Школы, которые есть

Школы, которые есть

24.10.14 | 13:30

Печать
Школы, которые есть

Насчет «могло не быть» – это отнюдь не про какие­то давние времена. Наоборот – про очень недавние. Про те, когда в рамках «оптимизации» были закрыты многие сельские школы по причине их «неэффективности». Но главе Оленинского района Олегу Дубову удалось отстоять на вверенной ему территории все школы, именно поэтому они и остались жить по сей день.

 

Одна история

Две школы, о которых речь, – в Татеве и в Гусеве. Одна – средняя, другая – основная. В каждой сейчас учатся всего лишь по 15 человек. У каждой школы своя история, в чем­то общая, ведущаяся от Сергея Рачинского – ученого, педагога и просветителя, имевшего жительством родовое имение в Татеве. Он­то и основал там полтора столетия назад школу, а еще основал школу Глуховскую, которая со временем превратилась в Гусевскую.

Имя Рачинского вряд ли широко известно, зато практически все знают картину его ученика, воспитанника Татевской школы художника Николая Богданова­Бельского «Устный счет», которая была написана как раз в Татеве. Она (точнее, разумеется, ее копия) занимает сейчас почетное место в зале школы, теперь уже вновь носящей имя заслуженного земляка­основателя.

И не просто носящей имя, но и чтущей традиции, в своем роде продолжающей дело Рачинского. В частности, в школе регулярно проводятся так называемые Татевские чтения, именуемые официально Международным фестивалем православных обществ трезвости. Разумеется, имени Рачинского, который активно и неуклонно выступал за трезвый образ жизни, был его настойчивым пропагандистом.

 

Компьютер у печи

Есть при школе и музей. Есть и книги Рачинского, одну из которых удалось не просто полистать, но и внимательно изучить. Да тут будешь внимательным, если изложенные в книге упражнения действительно интересны и в современной адаптации могли бы быть безусловно полезными для современных учеников!

Как вам, например, это: «За 400 руб. я купил кушак, шапку, шубу и тройку лошадей. Каждая покупка стоила всемеро больше денег, чем предыдущая. Цены?». Заметьте, решать задачу предполагалось в уме, без бумаги, калькулятора и уж тем более без компьютера...

Хотя в сегодняшней школе имени Рачинского компьютеры есть. В сочетании с древними печами, чугунными решетками и перилами они смотрятся немного необычно, будто в музее. Но что ж – веяние времени, требование современных реалий. И школьники, разумеется, умеют на компьютерах работать, а соответственно и считать. Но разве необходимость навыка устного счета отпала при появлении такой техники? Вряд ли. Они могут соседствовать столь же мирно (хотя, повторюсь, и несколько необычно), как и интерактивная доска с древней печью.

Могут еще и по той причине, что 15 учеников на школу – это… Мало? Ну да, с точки зрения экономики, наверное, это не слишком эффективно. Но с точки зрения педагогики – совсем наоборот. Не зря же индивидуальный подход, индивидуальное обучение считаются наиболее действенными. А в этих школах практически так и есть. На уроках в классах сидят один, два, три ученика… Согласитесь, это вам не шумная и малоуправляемая компания из двух­трех десятков школяров. Наверное, в том числе поэтому и такие успехи: ученики этих школ систематически показывают результаты выше средних по району.

 

Традиции нарушены?

Но и в родных местах они, к сожалению, задерживаются редко. И это тоже веяние эпохи. Хотя бывали и иные времена: и с многократно большим числом учащихся, и с традицией «где родился, там и пригодился». Например, в Гусевской школе из всего числа преподавателей лишь двое приезжие, и то весьма относительно: один – из райцентра, другой – из соседней деревни. Остальные сами когда­то оканчивали эту школу. Теперь такая традиция нарушена.

Если Татевская школа скорее школа­музей, то Гусевская не может похвастаться древним зданием из красного кирпича с «барским» балконом. В ней всё скромнее, даже здание ее раньше было зданием сельской больницы. Но в ней и спокойнее – уютнее, что ли. Это именно маленькая и именно сельская школа, хотя тоже и с современным кабинетом информатики, и со школьным музеем. Правда, в данном случае он посвящен в основном временам более близким – Великой Отечественной войне. Бои шли в этих местах до весны 1943 года.

В числе экспонатов музея – обширная пе­реписка с участниками боев из разных городов нашей страны. Многие из них когда­то приезжали и сюда. Когда­то. Теперь их уже совсем мало, но переписка с оставшимися в живых не прекращается. И не прекратится, пока жив хотя бы один из них.

 

Жизнь возвращается

Пришло время задать главный вопрос: нужны ли они, такие школы? Кто­то считает, что нет. Кто­то, в числе которых и автор этих строк, считает, что нужны. И дело тут не только, а может быть, и не столько в традициях или даже в «индивидуальном обучении»: традиции в глубинке и так куда крепче, чем в городе, а «индивидуальное обучение» – явление временное. Вот это­то и главное: «временность» такого положения дел. Ведь село­то, как ни крути, понемногу начинает возрождаться! Появляются новые сельхозпредприятия, налаживаются межрайонные, межобластные и даже межгосударственные (как в Оленинском районе) связи. В общем, намечается перспектива.

Да, оленинские выпускники все еще уезжают. Большей частью. Но в район приезжают и новые люди, в том числе и в те школы, в которых мы побывали. Понемногу забывается и каток перестройки, насильственной «атомизации общества», говоря научным языком. Теперь снова «все вместе», «всем миром»… Доказательством тому хотя бы появившаяся недавно аккурат напротив Гусевской школы зона отдыха, построенная по программе поддержки местных инициатив. Теперь вокруг пожарного водоема – дорожки, беседки, саженцы каштана и туи. Октябрь на дворе, да холодный октябрь, а жители деревни уже заимели привычку именно по этим дорожкам прогуливаться, именно в этих беседках отдыхать. Ведь и строили все это всем миром, без преувеличения, – превратив во все это будущее великолепие заросли борщевика да развалины дома, ставшие было свалкой.

 

Так что надежда есть. И даже вполне реальная надежда, подкрепленная в том числе и всем известными внешнеполитическими событиями. И вспоминается история с детскими садами, тоже одно время «оптимизировавшимися», закрываемыми, перепрофилируемыми… Прошли годы, и вдруг их, оставшихся, перестало хватать. Строят новые. Но не в Оленине. Поскольку детские сады здесь тоже уберегли от нововведений. Так что хватает пока и имеющихся, сохраненных.

Игорь БОГАТЫРЁВ

Фото Жанны ГАВШИНОЙ   и Александры ПЕТРОСЯН

Читайте также
Житель Твери признался в том, что ограбил ребенка и женщину

Житель Твери признался в том, что ограбил ребенка и женщину

Полицейские вычислили грабителя в кратчайшие сроки

В селе Игольщи обсудили актуальные для сельчан вопросы

В селе Игольщи обсудили актуальные для сельчан вопросы

Совещание провел глава Рамешковского района

Яндекс.Метрика
Тверские ведомости