Воскресенье, 18 ноября / 10:41

16+

Скаутский салют

5.12.14 | 13:12

Печать
Скаутский салют

Щиты, мечи, знамена… Нет, это не штаб реконструкторов, это штаб следопытов. Дмитрий Рязанов, заместитель директора  по воспитательной работе школы № 47 поселка Литвинки, клеит на дощатом щите хвостовики стрел. Сегодня ученики писали ЕГЭ. После экзамена Дмитрий запрятал свой пиджак и закатал рукава рубашки.

Наконечники стрел – пробки из­под шампанского, «это называется гуманизаторы». В арочном проеме на цепи болтается связка покрышек – балда. На балде ребята отрабатывают упражнения с мечом. На столе карта Древней Руси, шашечные доски, кругом книги, на стенах девизы, заповеди, законы скаутов. Мы попали в скаутскую дружину имени Михаила Ярославича Тверского.

О дружине можно рассказывать долго, подробно, как это Дмитрий любит. Рязанов, создатель дружины, во главе ее уже тринадцать лет. Все это получилось спонтанно. После окончания политехнического института Дмитрий работал на Центросваре и был направлен на обучение в Екатеринбург (тогда еще Свердловск), где и познакомился с местными уральскими скаутами.

Скаутское движение в начале девяностых только­только начинало возрождаться.

– Что мы знали о скаутах? Да ничего. Слышали о бойскаутах, смотрели фильм «Старая крепость», где были не скауты вовсе, а «потешные». Читали «Кортик», «Бронзовую птицу». Там фраза «Бей скаутов» подразумевала борьбу с буржуазным явлением, но скаутское движение никогда не было знаком буржуазии.

Само это явление зародилось в Англии, а не в Америке, как считают многие. Америка вообще, несмотря на то, что все ее президенты в юности были скаутами, в скаутинге не пионер. В России скаутинг появился раньше. В 1909 году свой первый скаутский костер разжег полковник Олег Иванович Пантюхов.

– Россия взяла от Баден­Пауэлла, зачинателя скаутского движения, только методику, – рассказывает Дмитрий. – У нас скауты стали большой русской православной патриотической организацией. Первые скауты гибли на фронтах Первой мировой, потому что первыми шли в бой.

У скаутинга сильна идеология, и Дмитрий в своей организации делает акцент именно на нее. Сегодня эта идеология, выраженная в формуле: «Долг перед Богом. Долг перед Отечеством. Долг перед собой», кому­то может показаться неактуальной, но именно она делает из простой туристической организации настоящую крепкую команду, где каждый несет ответственность. Все это действительно так, и нисколько не преувеличение. Другие ребята здесь просто не удерживаются.

– У нас есть святой скаут – святитель Василий Кинешемский. Он, в миру Вениамин Преображенский, был скаут­мастером и говорил, что секции, кружки развивают навыки, а скаутинг развивает качество. Для спортсмена самоцель – занять высшую ступень пьедестала. Для нас, считающих спорт очень важным видом деятельности, это не самоцель. Мы за качество личности.

Все это нарабатывалось у Дмитрия годами и пришло, понятно, не сразу. Однако в самом начале, вернувшись с Урала, он вдруг взял и поменял всю свою жизнь. Едва ли тут сыграла увлеченность горным туризмом, было что­то иное, большее… Он захотел в школу, к детям.

– Меня начальство отправляло учиться, чтобы сначала сделать начальником технологического бюро цеха, потом – начальником заготовительного отдела, а я им заявление на стол. Не отпускали, не верили, что в школу… Михаил Арцев, который директорствовал в школе поселка Литвинки, взял меня организатором по работе с молодежью. На базе школы я создал скаутскую организацию. Пионерия накрылась, но с молодежью работать было надо. Как работать, тогда мало кто знал. А я знал. Пошел по классам, рассказал ребятам об организации, а 18 октября 1991 года на Тверце уже горел наш первый тверской скаутский костер.

Первые трудности были тоже скорее идеологическими.

– Если долг перед собой еще был понятен для ребят, долг перед Родиной тоже, то что такое долг перед Богом, не знал никто, даже я. Это понимание приходило медленно.

Многие помнят известную «тусовку» в селе Васильевском под Тверью. Огромный разрушенный храм, один из первых открытых приходов в районе, совсем молодой священник отец Николай и множество интереснейших людей, которые потянулись в церковь. Рязанов с ребятами приехал туда по приглашению художника Николая Белова – пилить березы и кусты на колокольне. Там потом Дмитрий венчался, и сегодня, вырастив взрослых детей, они с супругой Анной приезжают туда, чтобы просто побыть на службе.

Многое изменилось. И дети изменились.

– В первые годы сказывалось и отсутствие опыта, понимания. Было много ошибок, но именно в первые годы было больше всего детей. Они горели. Им просто негде было приложить свою энергию, свои таланты. Это сегодня масса альтернатив, но сегодняшние дети другие…

То, что они хуже, едва ли. Но выбор делает людей капризными, неуверенными. Дмитрий пытается доказывать родителям, что дружина не для того, чтобы спихнуть ребенка на время.

– Общество нацелено преимущественно на до­суг и раз­вле­че­ние. Оно не направлено на служение. «Живи для себя». Из­за этого уходят многие ребята, когда понимают, что нет цели их здесь развлечь. Это нормально: скаутов в мире два процента. Но эти два процента – стопроцентные пассионарии.

Скаутов, кстати, отличает не только нарядная и красивая синяя форма. То, о чем говорит Дмитрий, качество личности очень заметно в его ребятах. Первое впечатление – они взрослее своих лет, вдумчивее, самостоятельнее.

В дружине нет муштры, хотя Дмитрий – строгий наставник. Ребята его авторитет признают без экивоков, смотрят с восхищением, а для него они не воспитанники, а друзья. Причем равноправные.

Для Рязанова его дружина – дело всей жизни, он живет ею, хотя времена и тенденции вставляют свои палки в колеса. Это его служение, то самое, которое для скаута – заповедь. Сначала думай о другом, потом – о себе.

В наше время большие слова вообще плохо воспринимаются. Но это взрослый циничный мир, который чужд детям. Для них долг и честь уже не строчки из гимна, они – весомые понятия, сквозь призму которых взвешиваются все поступки: и свои, и чужие.

Иногда думают, что Рязанов это все не всерьез делает. Но это те, кто не знает Рязанова, кто никогда не был в скаутском летнем лагере, не носил форму, не нес дежурство, не выигрывал соревнования, не пел песен у костра, не писал стихи, не ходил на службу в церковь, не выручал ближнего, и при этом не боролся каждый день со своеволием и ленью. Трудная борьба. Как раз для скаута.

Дмитрий пропадает в школе целыми днями. Когда заканчиваются обязанности по учебной части, он идет мастерить инвентарь для дружины. Школе в Литвинках повезло. В другой школе ученик, поднявшись на верхний этаж школы, не найдет там другой мир, где можно заниматься борьбой, стрелять из лука, изучать историю Древней Руси, решать головоломки «из спичек», мастерить доспехи, вязать узлы, разучивать бодрые песни, а главное – носить строгую и красивую синюю форму, зарабатывать звания и знаки отличия. Для мальчишек и девчонок это самый привлекательный мир, в котором столько друзей, всего нового и большой дядя Дима, который знает ответы на все вопросы и выходы из всех ситуаций. Большой и честный ему скаутский салют.

Три вопроса Дмитрию Рязанову

– В чем главный подход в вашей системе обучения детей?

– Учеба через дело. Только так.

– Что означает скаутский салют как жест?

– Преемственность. Большой палец – это наставник, мизинец – это ты. Они замкнуты, потому как сегодня ты учишься, а завтра учишь других.

– Что такое жертвенность, если в двух словах?

 

– Любовь. И мысли о других, а не о себе.

Александр ДЫЛЕВСКИЙ

Фото автора

Читайте также
Под Тверью дотла сгорел дачный дом

Под Тверью дотла сгорел дачный дом

Пожар произошел в Калининском районе, СНТ «ТВЗ»

В Тверской области проверяли трактора, строительную технику и аттракционы

В Тверской области проверяли трактора, строительную технику и аттракционы

По итогам проверок Гостехнадзором Тверской области выявлено 1250 машин, эксплуатируемых с нарушениями...

Четыре ДТП произошло за сутки в Тверской области

Яндекс.Метрика
Тверские ведомости