Четверг, 24 мая / 07:03

16+

Собачий билет

21.11.14 | 11:57

Печать
Собачий билет

Пес Сильвестр, как это часто бывает, долгое время жил рядом с одной из тверских забегаловок. Хозяева его кормили, а пьяные посетители каждый вечер избивали ногами.

Собака привыкла и несколько раз удирала от забиравших ее волонтеров обратно в свой общепит. Если бы не тревога, поднятая жителями близлежащих домов, так и забили бы Сильвестра. Умер бы он в привычной ему обстановке. Собаку забрали с отказавшими лапами, дезориентированную, истощенную. Сегодня старенький овчар Сильвестр живет в приюте. Это не ресторан, но жить и поправляться без пьяных ботинок вполне можно. Или Жужа. Щенка нашли покрытого застывшим битумом, неделю очищали, отмачивали в теплой ванной. Еще есть пес Рекс с ампутированной лапой, котенок Джон из Ржева с черепно­мозговой травмой, терьер с выколотым глазом  и сотни других.

Этот разговор – не про плохих людей и хороших животных, а про то, как в современном обществе столкнулись вдруг в жестокой схватке люди, решающие безнадзорные собачьи судьбы. Одни выхаживают бедолаг, другие их травят и отстреливают. А где­то между приютились государственные регламенты, наблюдающие как бы со стороны за этой борьбой.

Хозяин – барин

Нет такого муниципалитета, где бы не стояла проблема бездомных собак. В Твери эта проблема застарела, свалялась и покрылась толстым слоем временного битума. Собак на улицах много. Одни мирные, другие агрессивные, одни пугают и кусают, другие мирно греются на теплотрассах. Дифференцированного государственного подхода к таким собакам нет. Собака на улице без хозяина идентифицируется как безнадзорная, и государство применяет стандартные меры: отлов, транспортировка в ветполиклинику, осмотр, эвтаназия (усыпление), утилизация (кремация). Чаще всего сигнал к отлову дают жители, которым бродячие собаки мешают.

В принципе, по такой схеме работают почти во всем мире, и этот механизм оправдан в случаях, когда животное асоциальное, опасное или больное. Если животное здоровое и «перспективное», то оно отправляется на передержку или в приют. В Твери муниципального приюта и пункта передержки нет, поэтому отловленная собака за редким исключением «попадает в рай».

– Нужно помнить, что в России нет диких собак и кошек, – объясняет Елена Иванова, председатель правления регионального общественного движения «Инициативная группа по защите животных». – Все безнадзорные животные – это животные потерявшиеся или выброшенные хозяевами на улицу, а впоследствии – помет этих животных.

Отсутствие всякого контроля и ответственности хозяев за свое животное в России приводит к тому, что сегодня вообще нет понимания, сколько в том или ином муниципалитете домашних животных. Соответственно, о безнадзорных и говорить нечего.

– Я могу завести сколько угодно собак и кошек, делать с ними все, что захочу, и ничего мне за это не будет, – говорит Елена.

Юридически домашнее животное – это собственность. По сути – вещь. Уголовный кодекс предлагает за преступления против животного две статьи: 245 («Жестокое обращение с животными») и косвенно – статью 167 («Умышленное уничтожение или повреждение имущества»).

Жестокость по отношению к животным, подчас изощренная, встречается довольно часто, а вот судебной практики по 245­й статье почти нет.

Работники приюта в Больших Перемерках, работающего на благотворительные средства, могут рассказать о сотнях случаев жестокого обращения.

– Несколько лет назад был громкий случай, когда в микрорайоне Южный подростки выкололи кормящей собаке глаза и отрезали соски, – рассказывает Яна Липовая, сотрудник приюта по уходу за животными, ревизор благотворительного фонда «Love Animals». – Как это назвать и отчего такое происходит, непонятно. Скорее, от родителей. К нам, кстати, многие родители приводят детей. Они смотрят на наших «инвалидов», слушают эти истории, и вот так воспитываются.

 

«Благородные» убийцы

О том, что безнадзорные животные – это человеческий «проект», забывают так называемые догхантеры. В России это неформальное движение получило широкое распространение. У догхантеров есть даже своя идеология, вроде «город для людей, а не для зверей». По сути, это убийцы животных, которые облекли свое желание убивать в идеологию очистки городов от бродячих псов, «блоховозов», как они их называют. Излюбленные методы догхантеров – травля животных иониазидом, отстрел из огнестрельного и травматического оружия, удушение и прочие способы умерщвления. О том, что в большинстве своем догхантеры имеют нездоровые психопатические проявления, говорит тот факт, что убивать бродячих псов они идут намеренно, в свободное время.

Догхантеры – тема особого разговора, но само их появление – знак того,  что собачий вопрос стоит с большой остротой и рассматривать его надо с точки зрения человеческого фактора, или, как говорят зоозащитники, лечить симптомы, а не болезнь.

– У нас в обществе полностью отсутствует культура содержания домашних животных, – считает Елена Иванова. – Поэтому и появляются причины для возмущения. Никому не нравится, когда на тебя налетают и кусают собаки. А ведь бывает, что страдают дети. Немало известно случаев, когда «собачники» и «кошатники» не дают спокойно жить соседям. Так что невоспитанность питомца – итог невоспитанности хозяина.

 

Убить или приютить

– У человека потребительское отношение к животным, – продолжает Елена. – Породистая собака используется как родильный аппарат. Когда ветеринар говорит хозяину, что собака больше не может рожать и ее необходимо стерилизовать, животное просто усыпляют. Это не живое существо, а источник денег, который истощил свои ресурсы.

По словам и.о. начальника Тверской городской ветеринарной поликлиники Владислава Брита, врачам часто приходится отказывать хозяевам в эвтаназии животных.

– Когда приходит человек, приносит собаку или кошку и просит ее усыпить, потому что не справляется с ней, она ему надоела, мы отказываем, – подчеркивает Владислав Иванович. – Часто возникают скандалы, люди считают, что ветеринар не вправе отказать в эвтаназии, что питомец – его собственность, но в законе это не прописано. Здоровых животных мы не усыпляем. У нас другая цель: мы лечим.

По сути, осуществлять эвтаназию может на законных основаниях только та ветклиника, которая по закону о ветеринарии имеет договор на утилизацию биологических отходов. У большинства клиник таких договоров нет. В полной мере эти операции осуществляет только горветполиклиника.

– Законом запрещено отдавать животное хозяину после усыпления, – объясняет Анна Алексеева, врач одной из ветклиник Твери. – Животное должно специальным образом кремироваться, а не закапываться в огороде. К нам с просьбой об эвтаназии здоровых животных приходит немного народа, вопрос у людей решается проще и дешевле: они выбрасывают своих собак и кошек на улицу.

По мнению зоозащитников, умерщвление имеет смысл лишь тогда, когда животное неизлечимо или опасно болеет, когда оно представляет угрозу для окружающих. Сегодня во многих регионах имеет место практика отлова животных, их стерилизации или кастрации и отпуска обратно на волю. По словам Елены Ивановой, этот гуманный способ поддерживается большинством зоозащитников, но его минус в том, что он затратен и растянут во времени, поэтому многие страны отказались от него, выбрав американскую систему, при которой 70% бродячих животных уничтожается, 30% помещается в приюты.

Но даже далекая от «гуманизма» американская система в Твери не работает нормально, потому что в Твери нет официальных приютов для животных. Эту роль выполняют частный приют в Больших Перемерках и волонтеры, которые содержат (а часто и лечат) брошенных питомцев до их устройства к новым хозяевам. В Твери таких волонтеров много, по сути, они выполняют настоящую муниципальную программу.

– Мы занимаемся практикой, – говорит Елена. – забираем животное с улицы, лечим его при необходимости, потом стерилизуем и пытаемся пристроить в новые добрые руки.

Приют, действующий в Больших Перемерках, – частный, содержится на благотворительные взносы и проблему не решает, так как не встроен в муниципальную систему по регулированию численности безнадзорных животных. Город пока действует по старинке, заключает контракты на отлов и утилизацию животных.

Отловом животных в трех районах Твери до недавнего времени занималась фирма ООО «Политекс», или «Перчаточка», которая, судя по официальному сайту, специализировалась на  пошиве брючной тесьмы и рабочих перчаток. Но, как отметил Константин Востряков, сегодня администрация Твери расторгла с «Политексом» договор:

– Деятельность по отлову животных, согласно постановлению Правительства Тверской области, предполагает гуманный подход. У «Политекса» не все было благополучно в этом отношении.

Ситуация откатилась вспять. По словам Яны Липовой, сегодня приют переполнен, здесь больше сотни питомцев. За полгода поступило 25 животных, пристроить удалось 15. Собаки в основном «уходят» для охраны предприятий или частных домовладений. Нужно отметить, что в приюте все собаки вакцинированы и имеют ветпаспорта.

За все время существования активной зоозащитной общественности пристроено порядка двух тысяч животных. Огромное количество стерилизовано. Если учесть, что в год собака приносит около 30 щенков, а кошка около 20 котят, то геометрическая прогрессия через несколько лет покажет, что отсутствие мер по регулированию численности приведет к огромному количеству безнадзорных животных.

 

Хозяев – к ответственности

На 2015 год только на территории Твери подлежит отлову 560 животных. Правда, кто будет отлавливать, пока неясно.

Однако перспективы изменения ситуации в лучшую сторону есть. Проходит последние стадии и готовится к принятию региональный закон о содержании животных.

По словам заместителя начальника государственной инспекции по ветеринарии Натальи Щагиной, этот закон позволит обеспечить контроль за гражданами, которые плохо содержат своих животных, и вообще контроль за домашними животными.

– Есть методы кнута и пряника. Это – метод кнута. Люди более ответственно относятся к своим обязанностям, когда за пренебрежение ими приходится платить. Закон предполагает регистрацию всех домашних животных, повышение ответственности за нарушение правил содержания, выгула, транспортировки, вакцинации и прочего. Люди должны ответственнее относиться к своим питомцам. Приюты, пункты передержки и прочие меры – вторичны. Начинать нужно с людей.

Что касается приюта, то Константин Востряков озвучил планы по созданию такового в будущем на базе Тверской сельскохозяйственной академии.

А пока остается только информировать жителей о том, что обладание даже живой «вещью» налагает обязанности.

– Не сложно заплатить за прививки, правильно обращаться с питомцем и быть спокойным, – уверена Анна Алексеева.

Кстати, о бешенстве. На прошедшем вчера, 20 ноября, в региональном управлении ветеринарии брифинге были озвучены цифры, что по итогам прошлого года из общего количества отловленных безнадзорных животных в Твери больных бешенством было всего три. В текущем году в рамках мониторинга за состоянием уличных животных ни одного случая бешенства в Твери не обнаружено. Владислав Брит это подтверждает, отмечая, что опасных для человека болезней у бездомных животных в Твери почти нет. Но агрессия никуда не делась.

…Кобеля Кузю хозяйка била валенками долго и системно. Когда она сама попала с инфарктом в больницу, Кузю из квартиры выдворяли волонтеры. Кузя был очень агрессивен, бросался на ребят, покусал девочек. Сегодня он в приюте после недели на успокоительных, уже виляет хвостом при виде человека. Кузя, скорее всего, забудет жестокость хозяйки, как забывал ее овчар Сильвестр у ресторана. Кому­то эта «забывчивость» стоила жизни. Сегодня в условиях города получается, что естественный враг собаки – это человек. Он может быть чужаком с ружьем и ядом в колбасе, а может быть твой обожаемый хозяин с кулаками. Собачья доля такая: не угадывать, не выбирать, но терпеливо получать от судьбы свои билеты.

 

Судьба бродячих и отказных домашних животных

●       Пристроены        около

за 4 года       2000

● Ищут пристанище     267

● Содержатся     около

в приюте    100

● Не удается       примерно

 

 спасти       10%

Андрей ВОЛКОВ

Фото Юрия СУРИНА

Читайте также
В Твери завершилась юбилейная регата памяти тверского купца Афанасия Никитина

В Твери завершилась юбилейная регата памяти тверского купца Афанасия Никитина

В борьбу за медали вступили спортсмены из 11 регионов России

Ввоз помидоров из мест, свободных от томатной моли, разрешен без ограничений

Ввоз помидоров из мест, свободных от томатной моли, разрешен без ограничений

Управление Россельхознадзора по Тверской области информирует

Тверские ведомости