Вторник, 23 октября / 04:23

16+
Виктор ГРИБКОВ-МАЙСКИЙ: О коллекционировании вообще и о коллекционировании молотков в частности

Виктор ГРИБКОВ-МАЙСКИЙ: О коллекционировании вообще и о коллекционировании молотков в частности

10.10.14 | 10:55

Печать
Виктор ГРИБКОВ-МАЙСКИЙ: О коллекционировании вообще и о коллекционировании молотков в частности

Миллионы людей занимаются коллекционированием, причем,  объектами собирательства может быть все, что угодно: монеты, марки, значки, картины, книги и т.д. Наверное, всех коллекционеров можно поделить на две группы – тех, кто «больны» своим увлечением  и тех, кто делает это ради интереса. Но в любом случае коллекционирование всегда стимулирует получение более глубоких знаний по выбранной тематике. Другой вопрос, становятся ли эти знания доступными, или же коллекционер уподобляются скупому рыцарю.

Коллекционирование – занятие многоплановое. Это и приятное (для самого собирателя) время препровождения, и возможность получение новых знаний, а иногда и получение дополнительного дохода. И примеров здесь можно привести огромное множество. Сегодня модным становится собирать старые акции. Предприятия, выпустившие их, а иногда и сами страны, где они появились, давно уже не существуют. Но сейчас некоторые из них стоят значительно больше, чем в то время когда их выпустили в оборот. Почему, ответ прост — это уже антиквариат и объект собирательства. И к тому же – это порой очень красиво.     

Многие примеры коллекционирования  хорошо известны. Наиболее интересным может быть случай,  описанный И.Э. Грабарем в книге «Искусство в плену»: «В 1895 году мне довелось в первый раз попасть в Париж…Однажды я заметил в окне маленькой картинной лавки несколько странных холстов,  несказанно меня смутивших…Я буквально остолбенел и сразу не мог сказать, хорошо это или плохо, до того неожиданным и ошеломляющим было зрелище… «Ван Гог, Гоген, Сезанн…». Диковинные, никогда не слыханные, ни в каких книгах не встретившиеся имена…А цены были столь невысоки, что даже я, бедный студент, добравшийся до Парижа на с трудом сколоченные скудным заработком деньги, едва не купил большой холст, аршина полтора на полтора, на котором был написан великолепный букет на фоне, еще не вполне прописанном. Автор его был Мане, цена – 40 франков… Цены на Сезанна, Ван Гога и Гогена колебались между 50 и 150 франками.

Если бы эти две-три сотни картинок, стоивших тогда,  вероятно, максимум 10-15 тыс. франков, были велением случая потеряны, то нашедший их сейчас сразу стал бы собственником состояния в 100 миллионов франков».

Эти строчки написаны было в 30-е годы прошлого столетия, поэтому сумма сейчас увеличилась бы на несколько порядков. Да и автору этих строк стоит верить. Игорь Эммануилович стал автором первой фундаментальной «Истории русского искусства» в пяти томах, изданной в 1909-1916 годах.

Любое коллекционирование интересно по-своему. Можно собирать то, что собирают многие и чего всегда много (монеты, марки, конверты и т.д.). А можно собирать то, что не собирает никто,  и тогда у вас нет и конкурентов. Именно с этими мыслями я  начал собирать молотки. А вместе с коллекционированием молотков появилась и причина ходить на базар.

Вот уже несколько лет  я целенаправленно приобретаю молотки, которых оказалось, к моему удивлению, довольно много и, причем,  самых различных видов: молоток каменщика, сапожника, для набивки кос, молоток-топор и даже молоток для отбивки мяса и, разумеется, для забивания гвоздей. Некоторые молотки представлены у меня с неотъемлемыми сопутствующими предметами -  молоток для набивки кос вместе с «бабкой» (маленькой наковальней), а молоток сапожника вместе с «ногой».

И вот что мне удалось узнать о молотках в специальной литературе: «Молот в древнерусских письменных источниках имел несколько огласовок: «омлат», «млат», «молот» и, наконец, «кый». Он состоял из металлической ударной части — головки и деревянной рукоятки. Ударные плоскости го­ловки молота в зависимости от его назначения имели разные формы. Для поковочных вытяжных работ удар­ной плоскости придавались ребровидная, закругленная формы (современное название задок-остряк). Кривизна формы облегчала течение металла и предупреждала срезы отдельных волокон при сильных ударах. Для расковочных плющильных работ бойку придавали квад­ратную или прямоугольную немного выпуклую или пло­скую поверхность. Современное название — боёк.

Среди археологических находок наиболее распростра­ненным типом молота является молот универсальный. На одном конце головки такого молота сделан боёк, а на другом задок-остряк. Но встречаются молоты и с двумя бойками. По весу молоты подразделяются на ручники ве­сом до 1,0 кг и боевые молоты-кувалды весом более 1,5 кг. В кустарной промышленности XVIII—XX вв. кузнечные молоты делались из железа с наварными стальными бой­ками. Очевидно, и древнерусские кузнецы также навари­вали свои молоты.   (Б.А. Колчин «Техника обработки металла в Древней Руси». М. 1953 г.).

Присутствует молоток или молот и в различных вероисповеданиях. Так у викингов существовал «молот Тора». Тор бал сыном верховного божества викингов Одина, вооруженный своим молотом он боролся с всемирным злом.

Молоток – неотъемлемая оставляющая и обрядов вольных каменщиков, т.е. масонов. Увековечил молоток и Л.Н. Толстой в «Войне и Мире», где в сцене описания посвящения Пьера Безухова в масоны читаем: «Все торжественно молчали, слушая слова председателя, державшего в руке молоток».

Но, наверное, самый яркий пример использование молотка был  в государственной символике Советского Союза…

Удивительно  интересны и скульптурны каменные молотки древних людей, которые можно увидеть в любом краеведческом музее. Нет еще в моей коллекции и медных молотков, хотя слышать мне о них же приходилось.

Мне кажется, что со временем у  каждого народа сформировались свои собственные формы молотков. Пока в моей небольшой коллекции есть только один «иностранец»- француз. Чтобы его купить, мне пришлось специально посетил самый большой парижский базар, который здесь принято называть «блошином рынком». Это рынок в Порт де Клинянкур (Porte de Clignancourt) – последняя одноименная остановка розовой ветки парижского метро. Именно здесь я купил  обычный французский молоток, которой, как оказалось, существенно отличается от своего обычного российского собрата.

Вообще, блошиные рынки Франции — это «золотое дно» для любого коллекционера. Там есть все и это не будет преувеличением. Причем, цены самые разные – от заоблачных, до доступных. А если, вдруг, вы решили купить много, то вам обязательно сделают скидку. Да и вообще, торговаться здесь принято и можно сказать, что  все делают это с определенной долей удовольствия.

Очень хорошо в своей книге «Семья Эглетьер» описал блошиный рынок наш бывший соотечественник Лев Тарасов, ставший впоследствии известным французским писателем Анри Труайя: «Она направилась к одному из ящиков, наполненному всяким хламом. Ее жадные руки опустились в самую кучу. Среди этой всякой – всячины, состоящей из ржавых ключей, штопоров, крюков и гвоздей, вдруг на свет появилась медная ручка округлой формы. Все ее желобки и бороздки были забиты грязью, но если бы ее отчистить, то она засияла бы как золото. Она была тяжелой и удобно располагалась в ладони. Ее выступающие детали были затерты многими поколениями, но чувствовалось, что она хранит в себе частичку человеческой жизни». (Перевод Грибкова-Майского).

Разумеется, прежде всего меня интересуют старые молотки ручной ковки. Иногда на некоторых можно увидеть оригинальные клейма, которые еще предстоит разгадать. Так на одном старом молотке каменщика я обнаружил оригинального клеймо в виде круга и трех точек внутри его.

Однажды мне в руки  попало …кайло. По большому счету — это тоже разновидность молотка. Но кайло это было не совсем обычное. На нем явно можно увидеть заводское клеймо с эмблемой и надписью «Аводъ Бильнес. 1906». Еще одно клеймо я обнаружил на молотке сапожника «Симоновская артель ГОМПС» и цифра 11.

К сожалению, о предназначение некоторых молотков я ничего не знаю,   не смогли мне рассказать сказать о них и сами продавцы. Но это значит, что меня еще ждут новые открытия.

В любом случае, все молотки по-своему красивы и значимы, ведь они хранят, как и все, что сделано руками человека,  частичку  души тех, кто их сделал.

***

Я долгое время жил с мыслью, что моя коллекция молотков единственная. Это было до тех пор, пока к нам не пришел сантехник Игорь из соседнего подъезда, который, как оказалось, коллекционирует не только молотки, но еще и водопроводные краны.

Читайте также
X областной кинофестиваль «Молодым — дорогу» пройдет в Твери

X областной кинофестиваль «Молодым — дорогу» пройдет в Твери

25-26 октября в Тверском Доме народного творчества

Известия. Четыре с плюсом: основные секторы экономики демонстрируют рост

Известия. Четыре с плюсом: основные секторы экономики демонстрируют рост

Сельское хозяйство, промышленность, розничная торговля и сфера платных услуг населению увеличились в...

Программа «От истока». Выпуск №73

Программа «От истока». Выпуск №73

РИА «Верхневолжье» представляет

Яндекс.Метрика
Тверские ведомости