Суббота, 4 июля / 23:51

16+
Завоеванные подвигом века: История о легендарной тверской летчице Марии Смирновой

Завоеванные подвигом века: История о легендарной тверской летчице Марии Смирновой

8.05.20 | 15:14

Печать
Завоеванные подвигом века: История о легендарной тверской летчице Марии Смирновой
На фото Мария Смирнова

В середине лета исполнится уже 18 лет с тех пор, как нет с нами Героя Советского Союза, почетного гражданина города Твери, кавалера ордена Александра Невского, легендарной летчицы Марии Васильевны СМИРНОВОЙ. 31 марта этого года ей исполнилось бы 100 лет. Уже выросло целое поколение юношей и девушек, которые не слышали ее захватывающих рассказов о своих полетах на боевые задания в небе войны. Вспомним о ней в канун 75-летия Дня Победы.

Ее довоенная жизнь почти не отличалась от судеб миллионов наших граждан: учеба в школе, получение образования в педагогическом училище, работа в школе после учебы. Но была еще одна мечта, не дававшая ей покоя, – желание летать. Для такой мечты было самое благодатное время: перелеты Валерия Чкалова, подвиги «челюскинцев», в тридцатые годы в стране открывались аэроклубы ОСОВИАХИМа, в числе которых был и Калининский аэроклуб – открыт в 1934 году. Был брошен легендарный клич: «Комсомолец – на самолет!». Этот клич не оставлял равнодушным никого, с него началась всенародная любовь к авиации в нашей стране, стране, которая скоро стала великой авиационной державой. Миллионы юношей и девушек имели возможность научиться летать на самолете и прыгать с парашютом. Аэроклубы воспитывали людей с сильным характером. В 1937 году, в свои 17 лет, Мария Смирнова поступила в Калининский аэроклуб, успешно освоила летную программу, а с 1939-го по 1941 год стала работать в аэроклубе летчиком-инструктором. Подготовила более 30 курсантов-летчиков. Как пригодились эти летные кадры перед войной! Здесь надо сказать о том, что Калининский аэроклуб подготовил 21 летчика – Героя Советского Союза, в числе которых и три женщины, служившие в разных полках и летавшие на разных типах самолетов, а один из выпускников стал дважды Героем Советского Союза.

Грянула война, и Мария Смирнова просилась на фронт. Она писала рапорты, а ей приходили отказы. Наконец нашей прославленной летчице Марине Расковой, ставшей еще перед войной Героем Советского Союза, разрешили создание трех женских авиаполков, два из которых были «смешанными», там были и мужчины, и женщины, а третий полк был «чисто женским». В нем были только женщины: и летчики, и штурманы, и авиатехники, и вооруженцы. Мария Смирнова, конечно, была в первых рядах набранных летчиц! Она была у истоков формирования 588-го женского авиаполка ночных бомбардировщиков в октябре 1941 года.  Прежде чем попасть на фронт, предстояло пройти обучение на самолете ПО-2 и овладеть новыми для всех мирных летчиков навыками, освоить бомбометание, ночные полеты и технику ухода от лучей прожектора, полеты на сверхмалых высотах и в особых условиях, полеты с выключенным двигателем и многое другое. Все это Мария Смирнова успешно освоила на курсах летчиков при Энгельсской военной летной школе.

Вот как пишет о ней в своих воспоминаниях однополчанка Марии Смирновой Марина Чечнева, летчица, командир эскадрильи, Герой Советского Союза:

«Все мы были почти одногодками, редкой девушке перевалило тогда за 20 лет. Среди них была и Маша Смирнова, но свой неоспоримый авторитет она завоевала не потому, что была чуть постарше нас. Ее отличала от нас присущая ей собранность и серьезность. Ускоренный курс подготовки военных летчиков требовал от нас большого напряжения сил. Смирнова с первых дней пребывания в полку, на учебных занятиях стремилась добиваться предельной четкости в выполнении каждого упражнения, любого задания, она хотела научиться владеть самолетом в любых условиях, при различных положениях и при любой погоде. Теорию самолетовождения она сдала на отлично. Приступили к ночным практическим полетам, когда летчик находится в кабине и от него требуется точное выдерживание режима полета, а при сложных метеоусловиях вождение самолета только по приборам. Но и тут Смирнова была одной из первых. Она недосыпала ночей, одолевая искусство вождения самолета в ночное время, училась точно выходить на цель и метко сбрасывать бомбы на учебном полигоне. По старой привычке инструктора, Маша помогала другим, более молодым и менее опытным летчикам, прибывавшим в полк на пополнение личного состава. Одновременно она оттачивала свое мастерство и педагогическое искусство. Она будто знала, с какими трудностями придется встретиться нам на фронте, и заранее готовила подруг к этому».

По-2 с экипаж.jpg Обучение проходило в очень сжатые сроки, по   ускоренному курсу: шла война. Надо сказать, что   не всё и не всем девушкам давалось легко,   некоторые из них погибли еще при обучении…  

 27 мая 1942 года 588-й женский полк ночных   бомбардировщиков прибыл на фронт. Его   численность была 115 девушек, большинство в   возрасте от 18 до 22 лет. Командиром полка была   опытная, с десятилетним стажем, летчица   Евдокия Бершанская. Под ее командованием полк   сражался до конца войны. В начале войны в полку   было всего 20 самолетов ПО-2, затем оно   увеличилось до 45. ПО-2 авиаконструктора Н.   Поликарпова был самым лучшим в то время   самолетом для обучения, легкий и маневренный,   он был прост в управлении, почти никогда не   сваливался в штопор, позволял садиться практически на любую площадку, его двигатель работал одинаково хорошо как на бензине, так на топливе «дизель». До войны он назывался У-2 (учебный). Но это был ничем не защищенный самолет, без бронеспинки, его максимальная скорость была 120 км в час, он был уязвим даже для пистолетного выстрела. Он был сделан из дерева и перкали и легко загорался, имел открытую кабину летчиков. Для уменьшения полетного веса летчицы летали на нем без спасательных парашютов. Многие экипажи отказывались брать с собой и пулеметы для отражения атаки. Летчицы предпочитали взять с собой больше бомб, так, чтобы вес бомб доходил до 300 кг. Девушки в полку сами придумали систему крепления для навески бомб и тросовое управление сбросом бомб из кабины летчика. В связи с большой уязвимостью самолета полеты на бомбометание летчицы выполняли ночью. За ночь они делали по 8–9 вылетов, а зимой, когда ночи намного длиннее, до 18 (!!!) вылетов. В таких полетах девушки отдавали все свои силы, бывало, что от усталости и засыпали в полете, а многих из них после посадки прямо из кабин в казарму относили на руках… Базы полка находились рядом с линией фронта. Особенно в начале войны, когда немцы продвигались быстро, можно было вернуться на базу и обнаружить там немецкие танки. Самолеты на базе стояли так, чтобы разлететься сразу в четыре стороны, одновременно в воздух поднималось четыре самолета. Аэродромы маскировали, взлетали по единственной короткой вспышке фонарика. Нужно было очень хорошо ориентироваться на местности ночью, потому что если аэродром занят немцами, нужно было лететь дальше. И должно было хватить горючего. И в горах летать сложно, в зонах турбулентности или рядом с горами самолет терял свои лётные качества. Фашисты маскировались. Подлетая, наши летчицы бросали фугаску, чтобы осветить место и найти цель. Подлетая на «бреющем» с выключенным мотором, всегда неожиданно, сбрасывали бомбы и уходили в сторону.

Фашисты вскоре научились прожекторами ловить их в воздухе. Тогда летчицы придумали летать парами. Первый самолет брал огонь на себя, второй заходил на цель, сбрасывал бомбы и уходил в сторону, после этого первый возвращался и завершал работу. А через 10 минут летел следующий экипаж. Вот такой организованный кошмар придумали девочки для нацистов. Посчитали, что за ночь в среднем вооруженцы подвешивали три тонны бомб. Каждая весом по 100 кг. Зимой при температуре 10–12 градусов подвешивали в темноте голыми руками. Каждая девочка по 30 бомб за ночь. Суммарный вес бомб, сброшенных каждым экипажем за ночь, равнялся весу бомб, сброшенных большим бомбардировщиком.

23 девушки погибли за годы войны, 13 летчиц и 10 штурманов, ни одна из них не пропала без вести, было потеряно 28 самолетов. Сюжет известного фильма Леонида Быкова «В бой идут одни старики» был взят из реальной жизни, в том числе из жизни женского авиаполка.  

Групп лётчиц-слева-М.С..jpg

Вот как вспоминала Мария Смирнова свой первый вылет на боевое задание:

«На выполнение задания вылетела я со штурманом Наташей Меклин. Наш аэродром представлял простую полевую площадку. Старт обозначался тремя замаскированными фонарями «летучая мышь», они открывались только при взлете и посадке самолета. Взлет разрешался включением карманного фонарика. Мы получили боевое задание бомбить одну из железнодорожных станций, чтобы не дать возможности немцам подтягивать подкрепление к линии фронта. Летели на высоте 1200 метров. Ночь была темная. В населенных пунктах, на станциях, аэродромах – нигде ни огонька, все замаскировано. Трудно различать главные ориентиры: реки, населенные пункты, дороги. Пройдя линию фронта, которая обозначалась вспышками орудийных выстрелов и горящих ракет, мы правильно отбомбились и взяли курс на свой аэродром. Небо закрылось облаками. На оккупированной немцами территории видны алые точки пожаров. Во многих местах одновременно зажигаются по нескольку прожекторов – ищут советский самолет, стреляют зенитки. Но все опасности остаются позади».

Полк, в котором всю войну служила М.В. Смирнова, был уникальным, никогда, ни в одной другой армии мира не было и нет такого женского авиаполка. Он вошел в историю войн как полк, который ни разу не был расформирован или переформирован, потому что потери в нем, по меркам войны, были невелики. Это было возможным благодаря высокому мастерству летчиц и штурманов, имея «учебный» самолет на вооружении, полк сам готовил летчиков, восполняя потери. Мария Смирнова, выполнив полеты на бомбометание ночью, отдохнув пару часов, как один из самых опытных инструкторов в полку, занималась обучением «молодого пополнения» днем.                         

600px-Bershanskaya,_Gelman,_and_Smirnova.pngОднополчанки удивлялись: откуда брались силы у этой хрупкой девушки?! В полк брали всех желающих и физически здоровых девушек. Учили на вооруженцев, учили подвешивать бомбы. Позже вооруженцев переучивали в авиатехников, которые ремонтировали и обслуживали самолеты. Потом авиатехников переучивали на штурманов, а уже штурманов переучивали на летчиков. Женский полк вошел в историю и благодаря своей результативности, в Советской Армии он стал самостоятельной боевой единицей с февраля 1943 г. и был переименован из 588-го в 46-й Гвардейский Таманский полк. Наконец, полк вошел в историю по беспрецедентному количеству летчиц и штурманов, получивших звание Героя Советского Союза, в полку их было 23.   26 октября 1944 года за образцовое выполнение боевых заданий и проявленные мужество и героизм в боях с немецко-фашистскими захватчиками командиру эскадрильи гвардии капитану Смирновой Марии Васильевне было присвоено звание Герой Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда». Ей было всего 24 года! Высокое звание Героя ей было присвоено в числе первых пяти летчиц полка. Каждая из них на момент присвоения выполнила более 800 боевых вылетов. При этом не было никакого снисхождения на «женский пол». Летчицы полка сами договорились между собой о том, что будут подавать документы на присвоение звания Героя Советского Союза только после 800 боевых вылетов, если это не «посмертно». Хотя по существовавшему тогда «Положению» достаточно было выполнить 400 боевых вылетов. Такой максимализм! Наверное, по этой причине, в том числе, ни одной из отважных летчиц времен войны звание «Дважды Герой Советского Союза» присвоено не было. Полк выполнил более 25 тысяч боевых вылетов, из которых 10 тысяч приходится на третью эскадрилью комэска М. Смирновой.

Из воспоминаний однополчанок Марии Смирновой летчиц И. Ракобольской и Н. Кравцовой:

«Бесстрашный, смелый летчик, командир эскадрильи Маша Смирнова 22 сентября 1943 г. первая сделала свой 500-й вылет. Внешне Маша походила на мальчика-подростка. Небольшого роста, затянутая в талии так, что казалось, вот-вот переломится, круглолицая, с голубыми открытыми глазами, всегда аккуратная до мелочей. Маша летала в нашем полку со дня его формирования и до конца войны. В эскадрилье ее уважали и побаивались. Она была требовательна и справедлива. Звание Героя получила в первой пятерке: Носаль, Никулина, Руднева, Смирнова, Пасько. На ее груди красовался орден Александра Невского. Редкий в нашем полку».                                         

Полк начал свой боевой путь с юга, с Северного Кавказа. 12 июня 1942 г. он остановил фашистов под Моздоком, отрезав путь к бакинской нефти. Он принял участие в освобождении Кубани, Таманского полуострова, Крыма, Белоруссии, Польши и Германии. Полк просуществовал ровно четыре года: с октября 1941 г. по октябрь 1945 г. Гвардии капитан командир эскадрильи Мария Смирнова выполнила за четыре года войны 964 боевых вылета. Она была награждена, кроме Золотой Звезды Героя, еще орденом Александра Невского, таким редким, он был предназначен для «командного состава», орденом Ленина, тремя орденами Красного Знамени, орденом Отечественной войны I степени, орденом Красной Звезды, медалями «За оборону Кавказа», «За освобождение Варшавы» и многими другими. Такие высокие награды вручались отважным из отважных за выдающиеся боевые подвиги. М. Смирновой поручали самые трудные задания, даже те, которые не смогли выполнить другие экипажи, ей верили, на нее надеялись и знали, что капитан Смирнова не подведет. Мария летала больше всех, показывая пример мужества и неутомимости. Она внушала своим подчиненным: «В выполнении боевого задания нет тяжелых положений, есть только слабая подготовка пилота. Из любого затруднения найдешь выход, если в совершенстве владеешь машиной и не теряешь самообладания».

Марина Чечнева, комэск 4-й эскадрильи, пишет о ней:

«Ее пример рождал смелость у других летчиц и штурманов полка и уверенность в себе. Ее девизом было: бить точно по цели, бомбовый груз обрушивать только на скопление живой силы и техники противника. Она была верна этому девизу. Нередко она попадала в сплошную зону зенитного огня противника, но никогда не отворачивала свой самолет. Бывало, что ее самолет возвращался на аэродром весь изрешеченный осколками снарядов. Но не бывало случая, чтобы она возвращалась, не выполнив задания».

У Марии Васильевны было завидное самообладание. Ее штурман Татьяна Сумарокова вспоминает: «Уйдя в сторону от огня зениток, Маша снова разворачивает самолет на цель. Я ей говорю: «Маша, у нас поврежден самолет, нам лучше вернуться на базу». Маша абсолютно спокойным и ровным голосом отвечает: «Сейчас мы выполним задание и потом вернемся на базу». Это похоже на спокойствие стрелы, летящей точно в цель».

У с-та По-2 3-я-М.С..jpg

Марина Чечнева вспоминает:

«Моздок, Мелгобек, Павлодольская, Екатериноградская, Луковская, переправы через Терек, железнодорожные эшелоны и военные грузы на станциях, уничтожая живую силу и технику врага, изнуряя противника морально, с вечера до утра с интервалом 5–7 минут каждую ночь над расположением противника висели самолеты нашего полка и экипажи, в том числе Смирновой–Сумароковой, наводили страх и ужас на фашистских солдат».

Мария Васильевна, как и все девушки ее полка, выносила на своих плечах всю тяжесть фронтового быта, все опасности и лишения. Их ПО-2 взлетал ночью с маленьких аэродромов, расположенных в прифронтовых лесах. И никто из них не был уверен, что вернется назад. Каждый боевой вылет – это встреча со смертью, а в каждом из этих вылетов таких «встреч» могло быть несколько… Свои опасные вылеты в стан врага, «ввод в строй» начинающих летчиц комэск Мария Смирнова считала не героизмом, а необходимой тяжелой фронтовой работой, нужной в данный момент Отечеству.

Марина Чечнева вспоминает:

«В августе 1944 года командира полка Евдокию Бершанскую и Машеньку Смирнову мы провожали на четвертый антифашистский женский митинг, который проходил в Москве. Мы так радовались за нее, ей, одной из лучших, была оказана такая честь представить наш коллектив. Несколько дней они были в столице, и мы их ждали с нетерпением в полк. Помню, когда они вернулись, мы расспрашивали обо всех подробностях. Маша смущенно улыбалась и говорила:

– Знаете, в перерывах заседаний ко мне неоднократно подходила группа корреспондентов различных стран, и они никак не верили, что я летчица и трижды орденоносец. Я им говорила, что у нас все такие, но они все равно не хотели этому верить, тогда с трибуны конгресса командир полка подробно рассказала о работе нашего женского гвардейского полка.

Трудно было поверить иностранцам, когда перед ними стояла тоненькая девушка, розовощекая и подтянутая, в форме капитана».

Мария Смирнова била фашистов в Белоруссии, Польше, Восточной Пруссии и свой девятьсот шестьдесят четвертый боевой вылет она выполнила 5 мая 1945 года на остров Свинемюнде, в Балтийском море…

Перелистав эти опаленные войной страницы истории женского авиаполка, истории летчика-бомбардировщика Героя Советского Союза Марии Васильевны Смирновой, мы прикоснулись к ее подвигу. Для нас она была и навсегда останется образцом беззаветного служения нашей Родине, образцом стойкости и красоты женской натуры.

После окончания войны гвардии майор Смирнова М.В. вышла в отставку. Она говорила мне, что хотела остаться летать и дальше. Но ее здоровье было подорвано слишком непосильным трудом – медицина ее не допустила, и Мария Васильевна принялась вместе со всеми восстанавливать разрушенный войной родной город Калинин (Тверь), разрушенное войной народное хозяйство. И какой бы пост она ни занимала, будь то производство или общественная работа, она ко всему подходила с большой ответственностью и всегда добивалась успеха.

Существует утверждение, что летчики не умирают… Вот и Мария Васильевна от нас просто улетела, как сказал поэт, «в завоеванные подвигом века».

Валентина ДРОКИНА, летчик-инструктор Калининского (Тверского) авиаспортклуба ДОСААФ с 1979-го по 2004 год, четырехкратная абсолютная чемпионка СССР по самолетному спорту, заслуженный мастер спорта России

Благодарность за предоставленные материалы внучке М.В. Смирновой Марии Любимовой и председателю совета ветеранов организации «Вымпел» Митрофанову В.Н. 


889
Яндекс.Метрика
Тверские ведомости