Пятница, 20 сентября / 19:41

16+
Зодчий из Новоторжского уезда. К 310-летию со дня рождения Саввы Ивановича Чевакинского

Зодчий из Новоторжского уезда. К 310-летию со дня рождения Саввы Ивановича Чевакинского

Зодчий из Новоторжского уезда. К 310-летию со дня рождения Саввы Ивановича Чевакинского
Никольский морской собор

Последней известной работой зодчего было устройство паркета в новом Зимнем дворце, выстроенном обер-архитектором графом Растрелли 

Восемнадцатое столетие - «золотой век» русской культуры. Это время рождения и становления нового, светского направления в развитии отечественного искусства, науки и образования. Его первая половина связана с именами архитекторов Квасова, Земцова и великого Растрелли, энциклопедиста Ломоносова и поэта Сумарокова, крепостного художника Мины Колокольникова и искусствоведа Якова Штелина. 

Наш земляк - зодчий Савва Иванович Чевакинский - был их современником. По степени своего дарования и силе таланта он равный им. 

На службе в Санкт-Петербурге 

Чевакинский родился в 1709 году в сельце Вёшки Новоторжского уезда в семье мелкопоместного дворянина. В будущем ему, ученику архитектора Ивана Кузьмича Коробова, суждено стать одним из ведущих зодчих новой столицы - Санкт-Петербурга. Почти четыре десятилетия - тридцать восемь лет - он прослужил по Морскому ведомству. 

Вся его деятельность в эти годы будет связана с нуждами флота на Балтике и укреплением морского могущества России. Савва Иванович занимается составлением проектов, возведением общественных и государственных зданий, планировкой районов жилой застройки Петербурга, находившихся в ведении Адмиралтейств - коллегии, выполняет частные заказы столичной аристократии. 

Широк и разнообразен круг его профессиональных интересов. Он чертёжник и великолепный рисовальщик, технолог и декоратор, создатель многочисленных моделей зданий, гидротехник и проектировщик, материаловед и конструктор, математик-экономист и отличный организатор строительных работ... 

Будучи ведущим архитектором Адмиралтейской коллегии, ему приходится, как педагогу-практику, заниматься подготовкой квалифицированных кадров. Его ученики Василий Баженов и Иван Старов станут выдающимися зодчими эпохи классицизма. Своими работами они поднимут отечественную архитектурную школу до общеевропейского уровня. 

Сороковые годы - это пора становления и развития авторской индивидуальности Чевакинского. В пятидесятые к нему приходит известность и признание. В июле 1753 года на Морском полковом дворе состоялась торжественная церемония закладки Никольского собора - столичного храма военно-морского ведомства. Собор возводился в течение семи лет. Пятиглавый, в два этажа, он изысканно красив. Архитектор использовал в отделке его внутренних интерьеров элементы дворцовой, светской архитектуры. 

Образа для иконостаса писали земляки Саввы Ивановича, монастырские крестьяне, живописцы родом из Осташкова, Мина и Федот Колокольниковы. В отдалении от собора он возводит четырехъярусную, поразительную по красоте силуэта и совершенству пропорций, колокольню. Никольский морской собор - вершина творчества Саввы Чевакинского, выдающегося зодчего эпохи позднего «елизаветинского» барокко. Он выдерживает сравнение с постройками самого Ф.-Б. Растрелли, а колокольня собора предвосхищает рождение нового архитектурного стиля - классицизма. 

Пятидесятые годы были самыми плодотворными в творчестве архитектора... В конце декабря 1761 года умирает императрица Елизавета Петровна... А с ней уходит целая эпоха в истории России, в творческой биографии пятидесятидвухлетнего зодчего, в истории позднего барокко... 

В отечественном градостроительном искусстве второй половины XVIII века происходит смена архитектурных стилей. Пышное, яркое, отличающееся великолепием барокко «уступает место» строгому и величественному классицизму. Савва Чевакинский, возведя на Крюковом канале в Петербурге колокольню Никольского собора, стал предвестником рождения нового стиля. 

Оказался не удел 

Последние пять лет жизни в столице (1762 - 1767) пришлись на начало царствования Екатерины второй. Они не были лёгкими в его творчестве... 

Интересные новаторские замыслы зодчего этих лет останутся в чертежах, на бумаге. Проект Исаакиевской церкви - не осуществлён. Он много работает для Кронштадта. Проектирует Морской госпиталь на две тысячи больных. Составляет план перепланировки города после пожара. Оба проекта сдадут в архив. Исполненный в 1766 году проект перестройки Петропавловского собора одобрен не будет... Единственное, что удастся построить, - это Каменный прядильный корпус Канатного двора в 1763 году... 

В июле 1763 года императрица «апробовала сочинённый архитектором Чевакинским план церкви в Хотиловском яму». Поручив Савве Ивановичу руководство строительством, она распорядилась, чтобы основные работы были закончены к лету 1765 года. Окончательную отделку храма предполагалось выполнить «на подаяния доброхотных дателей», но строительство затянется на два с лишним десятилетия... 

В шестидесятых годах большой практический опыт и творческий потенциал одного из ведущих архитекторов столицы в 40-50-е годы востребован не будет... И вот почему. Русское позднее барокко, достигшее в творчестве Растрелли и Чевакинского своего наивысшего расцвета, уступало место классическому направлению, зарождавшемуся в архитектуре 1760-1770 годов. Пришло время их учеников... 

В «Записках Екатерины Второй», оставленных императрицей в назидание потомкам, есть более чем скромный и с долей иронии отзыв об одной из работ зодчего. Она пишет: «снаружи этот дом большой сам по себе, походит своими украшениями на манжеты из алансонского кружева, так много было на нём резьбы». Речь идёт об одном из частных заказов, исполненным Чевакинским для фаворита Елизаветы Петровны - графа И.И. Шувалова, камергера и куратора Московского университета. 

Дворец, возведённый в первой половине пятидесятых годов, принесёт Савве Ивановичу среди современников большую известность и репутацию очень талантливого архитектора. 

Осуждать императрицу за её оценку художественных достоинств одной из лучших работ признанного мастера барокко не стоит. Годы её правления станут порой расцвета раннего классицизма в отечественной архитектуре. Архитектор успешно занимается частной практикой. Выполнение заказов хоть и отвлекало от основной работы по Адмиралтейству, но давало материальную обеспеченность, творческую независимость и право на эксперимент. 

Последняя масштабная работа петербургского периода творчества Чевакинского - проектирование складских помещений, предназначенных для хранения и сушки корабельного леса на острове «Новая Голландия». На составление и доработку проекта ушло полтора года... Он был грандиозным по авторскому замыслу: длина фасадов складов составляла около 260 метров. 

Зодчий, успешно разработав планировку и архитектуру зданий, предложил и новый способ хранения дубового леса, заготавливаемого для постройки кораблей русского флота. Таким образом, он выступил не только в роли архитектора, но и как технолог-новатор. По распоряжению императрицы к работе над проектом фасадов «Новой Голландии» Адмиралтейств коллегия привлекает французского архитектора Валлен-Делламота... 

Возвращение домой 

Прослуживший почти четыре десятилетия по Морскому ведомству главный архитектор Адмиралтейской коллегии был оскорблён. Профессиональному самолюбию пятидесятичетырёхлетнего, ещё полного творческих замыслов и сил зодчего был нанесён серьёзный удар... Та же судьба, но четырьмя годами раньше, постигнет и великого Растрелли... 

Последней известной работой зодчего было «устройство паркета в новом Зимнем дворце, выстроенном обер-архитектором графом Растрелли. Комиссия строений поручила это дело самому графу, но он представил весьма дорогую смету...» Работу доверили Савве Ивановичу - «паркеты обошлись вдвое дешевле». 

В 1767 году оказавшийся не у дел архитектор подаёт прошение об отставке. Он покидает Петербург и уезжает на родину в сельцо Вёшки Зашегринской волости Новоторжского уезда Тверской губернии. О последних двенадцати годах жизни отставленного от службы зодчего почти ничего не известно... 

Мастер такого уровня, каким был Савва Чевакинский, пытается найти себе применение. Он возобновляет и руководит приостановленным ввиду нехватки денег строительством церкви во имя иконы Смоленской Божьей Матери в Выдропужске, что в одной версте от Вёшек... Живёт в эти годы он небогато... В 1771 году подаёт в Адмиралтейскую коллегию челобитную. В ней он излагает свои новые проекты и просит «о награждении его по мере означенных трудов, а паче сысканной и доказательной пользы». Чиновный Петербург ответит молчанием. 

Савва Иванович решает в ноябре 1774 года продать часть имений в Новоторжском и Ярославском уездах. Так у Вёшек появятся новые совладельцы - Перские... 

Прослужив по Морскому ведомству без малого сорок лет, обеспеченной старости он себе так и не нажил.... Умер, забытый современниками, семидесяти лет от роду, 28 декабря 1779 года в Вёшках. 

Савва Иванович, отдавший свои лучшие годы творчества украшению Северной столицы, выйдя в отставку, оказался не у дел. На родине он нашёл возможность «реализовать» себя в строительстве приходского храма. В нём и нашёл свой покой... 

Владимир Смирнов, краевед, пос. Спирово

512
Читайте также
Тверские поисковики провели в Старицком районе полевую экспедицию

Российские ученые доказали негативное влияние мобильников на детей

Российские ученые доказали негативное влияние мобильников на детей

Специалисты организовали мониторинг показателей детей

«Чего хочет Тверь»: Самое интересное

«Чего хочет Тверь»: Самое интересное

В горсаду прошёл фестиваль

Яндекс.Метрика
Тверские ведомости