Воскресенье, 19 августа / 21:57

16+

До седьмого колена

14.11.14 | 13:29

Печать
До седьмого колена

На сей раз повод есть: вышли в свет отдельным изданием «Писцовые и переписные книги Торжка XVII – начала  XVIII века». Сборник на этой неделе представлен читателям. Тираж  пока ограничен – всего четыре экземпляра. Что не умаляет значимости издания.

Как отметил автор, ученый­историк Пётр Малыгин, его земляки­новоторы получили уникальную возможность узнать своих предков. Тяга к изучению родословной, по его мнению, была всегда, во все времена. И сегодня в обществе возрастает интерес к истории рода у всех людей – и молодых, и старых.

Тем, кто родом из Торжка, повезло: своих предков они могут определить по книгам, сохранившимся с XVII века. Представляете: семейные истории за четыреста лет! Предки до седьмого колена! Многие из нас такой возможности лишены.

Можно не согласиться с ученым­историком в том, что интерес к родословной был всегда. Интерес, может быть, и присутствовал, но вот удовлетворять его не все спешили. В советские времена было не принято щеголять происхождением из дворянского сословия или буржуазных слоев. Да и немного таких потомков оставалось: их предки либо очутились в эмиграции, либо были смяты колесом истории. Что касается рабоче­крестьянских корней, а они были у подавляющего большинства советских граждан, то этим было принято гордиться. Но дальше дедов­прадедов наши познания о предках не доходили. Даже имен пращуров дальше третьего колена многие не знали. И уж тем более мало что было известно, какими они были в жизни, наши предки, чем занимались, во что верили.

Признаться, и автор этих строк далеко не проникал в глубины своей родословной. До тех пор, пока в руки не попали старинные документы. Из них узнал, что прапрадед носил довольно диковинное имя Ульян. Что крестьянский род был зажиточным: когда моего деда с молодой женой отделяли от большой семьи, достались ему все материалы на новый дом, амбар, домашний скот (лошадь и корова), хозяйственный инвентарь. В крестьянской (по основному роду занятий) семье был учитель церковно­приходской школы. Был жертвователь Ново­Афонскому храму. Были мастеровитые мужики, лучшие в округе стекольщики и кузнецы – выкованные их руками в последней четверти позапрошлого века церковные окна сохранились до сих пор.

Какую семью ни возьми, история предков по­своему интересна и по­учительна. Поэтому и появилось у наших современников новое увлечение – составление генеалогического древа. И не столь важно теперь, кто какого роду­племени. Предков надо чтить независимо от того, из какого сословия они происходили, какой были национальной принадлежности и вероисповедания. Из историй родов складывается история района, города, области, да и всей нашей необъятной страны.

 

Вот уже и общественные организации, основанные на происхождении родов, довольно давно и активно действуют, в их числе Тверское дворянское собрание. Люди не хотят быть иванами, не помнящими родства. Хотят знать происхождение своей фамилии, имена своих пращуров до самого дальнего колена. И не только имена, но и дела их. Чтобы приумножать и передавать семейные традиции дальше – из поколения в поколение. Чтобы связь времен никогда не прерывалась.

Евгений ШИМИН,«Тверские ведомости» shimin47@mail.ru

Читайте также
В Твери задержали двух подозреваемых в разбойном нападении

В Твери задержали двух подозреваемых в разбойном нападении

Налетчики угрожали своей жертве ножом

В Твери проверяют детские сады

В Твери проверяют детские сады

Всего комиссии предстоит проверить готовность 105 детских садов

Яндекс.Метрика
Тверские ведомости